Автомобильнной индустрии грозит «кобальтовый кризис»

Дата публикации: 18 февраля 2019 года в 16:21.
Категория: Экономика.

Не исключено, что в ближайшие годы в мире может разразиться кризис на рынке кобальта, который является важнейшим элементом при производстве автомобильных аккумуляторов и батарей для смартфонов. Растущие объемы производства аккумуляторных батарей требует диверсификации поставок кобальта, три четверти которого сейчас добывается в Конго.

Издание The Wall Street Journal сообщает, что спрос на кобальт стремительно растет на протяжении нескольких последних лет. По данным Геологической службы США, с 2000 года он увеличился он увеличился в четыре раза и теперь достиг уровня порядка 123 тысяч тонн в год. По прогнозу Wood Mackenzie, потребность в кобальте может превысить 200 тысяч тонн к 2025 году. 

Прежде всего, это связано с производством аккумуляторов для электромобилей, где, по оценкам Morgan Stanley, было использовано около 1300 т кобальта в 2014 году, по итогам 2018 года этот показатель может вырасти до 11 320 т, а к 2025 голу– до 62 940 тонн. 

Из-за роста спроса с конца 2015 года цены на кобальт уже выросли более чем на 230%, согласно Thomson Reuters. 

«Если наши прогнозы по электромобилям окажутся близки к истине, на рынке кобальта возникнут серьезные проблемы после 2020 года», - считает аналитик Roskill Джек Беддер. По его мнению, проблемы на рынке могут возникнуть из-за того, что больше половины всей мировой добычи кобальта сосредоточены в Демократической республике Конго (ДРК). 

«Политика в ДРК непредсказуема, в этой стране трудно с логистикой, к тому же под вопросом эффективность добычи от 10 до 15 процентов кобальта, которые там добываются ручным трудом», – утверждает Джо Кадеравек, генеральный директор горнодобывающей компании Cobalt Blue. 

За последний год доля Киншасы в цепочке поставок кобальта превысила 70%, так как добычу в ДРК начали китайские компании, также новичок на рынке, люксембургская Eurasian Resources Group. Согласно Darton Commodities, в нынешнем году эта доля достигнет 75%.

Это делает всем мировых производителей аккумуляторов и электромобилей, а также западные горнодобывающие компании уязвимыми к внезапным переменам в политике правительства ДРК.

В этом месяце компания Katanga Mining – подразделение Glencore, владеющая в ДРК крупным кобальтово-медным рудником – предупредила, что из-за проблем с правительством может лишиться возможности продавать кобальт до 2020 года.

Аналитики Darton Commodities недавно сообщили, что рост националистических настроений относительно природных ресурсов ДРК продолжает представлять значительный риск для поставок.

На кобальтовый рынок давно пытаются зайти и другие игроки. Так, разработку этого металла активно начала вести Австралия. В свою очередь, азиатские производители аккумуляторов заключают альянсы с горнодобывающими компаниями в Австралии.

В прошлом году LG International – инвестиционное подразделение известного южнокорейского производителя батарей – приобрело долю в 6% в Cobalt Blue. А китайский конгломерат Shanghai Pengxin заплатил $57 млн за 16% Clean TeQ – торгуемой на ASX компании, которая планирует ещё построить никель-кобальт-скандиевую шахту примерно в 350 км от Сиднея.

Однако сейчас на подходе нет новых крупных кобальтовых шахт, кроме как в ДРК.

Канадская компания First Cobalt намеревается создать североамериканскую цепочку поставок, построив шахту в штате Айдахо и перерабатывая руду на заводе, который она заново открыла в Онтарио.

Генеральный директор First Cobalt Трент Мелл заявил, что прошлогодняя публикация президентом США Дональдом Трампом списка «критически важных видов минерального сырья» помогла его компании получить политическую поддержку для добычи кобальта в США. 

Ещё одна страна, которая может послужить источником кобальта – это Казахстан. Казахский предприниматель Кенес Ракишев намеревается добывать кобальт и никель на востоке Казахстана, используя недорогую технологию выщелачивания, уже применяемую там для добычи урана. Его компания KazCobalt планирует со временем выйти на рынок акций. 

«Если эта технология будет работать для никеля и кобальта, то затраты окажутся самыми низкими в мире, – заявил г-н Кенес Ракишев. 

Отметим, что заинтересовавшийся рынком кобальта Кенес Ракишев, сейчас  является крупнейшим акционером золотодобывающей компании Petropavlovsk с долей 22,4%, акции которой торгуются на Лондонской фондовой бирже.

Другим многообещающим проектом за пределами ДРК может стать гигантский никелевый завода, который строится в Индонезии консорциумом инвесторов, включающим китайского производителя нержавеющей стали Tsingshan и крупнейшего в Китае производителя аккумуляторных батарей CATL. В это проект запланированы инвестиции в объеме $700 млн.

В России крупнейшим производителем кобальта сейчас является ГМК «Норильский никель». Однако его добыча кобальта – это лишь попутный продукт при производстве никеля, поскольку извлекается он из той же руды, что и основной продукт компании. Поэтому доля «Норникеля» в общемировом производстве кобальта не велика. 

Так грозит ли мировой промышленности настоящий кобальтовый кризис на волне растущего производства электромобилей?

«Сегодня важно провести диверсификацию и снизить себестоимость производства. Тогда рынок будет стабильным» - полагает Кенес Ракишев.

Новости по теме

Оставить комментарий