Что будет с коммунальными тарифами в 2020 году

Дата публикации: 20 января 2020 года в 12:20.
Категория: Экономика.

В первом полугодии 2020 года коммунальные тарифы в России могут только снижаться и ни в коем случае — не расти. Таков закон, сообщил в интервью "Российской газете" начальник управления регулирования в сфере ЖКХ Федеральной антимонопольной службы (ФАС) Алексей Матюхин.

А с 1 июля произойдет ежегодная индексация. Регионы сами решают судьбу конкретных тарифов, но рост общей суммы в платежках не должен превышать "потолка", установленного федеральной властью.


А что делать, если превышает? С этого вопроса мы и начали нашу беседу, адресовав его исполнительному директору НП «ЖКХ Контроль» Светлане Разворотневой.

Приписки и двойной счет

Из Петрозаводска нам прислали две платежки на коммунальные услуги — за ноябрь 2018 и 2019 годов. Разница в суммах — плюс 14,4 процента. А утвержденный правительством РФ предельный индекс изменения размера такой платы в Карелии составлял в прошлом году 4,1 процента. Так почему такая разница? И как этого избежать в наступившем году?

Светлана Разворотнева: Здесь надо внимательно смотреть платежку. Могут быть самые разные причины.

Первое, что лежит на поверхности: в прошлом году в коммунальные услуги перевели вывоз мусора.При этом его должны были изъять из платы за жилищные услуги. Мы вели специальный мониторинг. И в 65 процентах случаев обнаружили, что одна графа («коммунальные услуги») увеличилась, а вторая («жилищные услуги» или содержание и текущий ремонт) не уменьшилась. Так что это надо проверить.

Второе, необходимо внимательно посмотреть, как считается объем предоставляемой коммунальной услуги. Возможно, люди стали больше потреблять или несвоевременно сдали показания приборов учета. И им начали начислять по нормативу.

Вообще по нашей практике в основном завышенные платежи возникают не от того, что растут тарифы, а потому, что людей заставляют платить за ресурсы, которые они реально не потребляли. Особенно ярко это проявляется при оплате за тепло — когда в дом подают его гораздо больше, чем нужно в соответствии с температурным графиком. На улице плюс 2 градуса, а топят, как при минус 30…

И как бороться с приписками тепла?

Светлана Разворотнева: На мой взгляд, единственным спасением от таких платежек является установка в доме регулирующей аппаратуры.

Приборы учета желательно выбирать с дистанционным считыванием, чтобы у собственников квартир в личном онлайн-кабинете температурный график отражался. Тогда можно проверять, насколько он соблюдается. Это действительно классная штука, сэкономить можно до 60 процентов от первоначального платежа.

Если в ЖКХ вложить деньги, по масштабам это будет «план ГОЭЛРО». Снизятся платежи потребителей. И в российской экономике произойдет большой рывок.

Дорого ли стоит установить приборы учета? 

Светлана Разворотнева: Такие работы можно делать за счет энергосервисных контрактов. Это когда приходит специализированная компания, устанавливает все оборудование за свой счет.

Вы экономите ресурсы, но платите первое время столько же, сколько и раньше. За счет разницы в платежах компания компенсирует свои затраты.

Еще вариант. Если в доме открыт специальный счет для накопления средств на капитальный ремонт, можно сделать эти работы за счет таких взносов. И впоследствии получить компенсацию затрат от госкорпорации «Фонд содействия реформированию ЖКХ», который сегодня в соответствии со 114-м постановлением правительства РФ реализует программу поддержки энергоэффективных капитальных ремонтов. 

Сколько стоит компенсация за установку приборов учета?

Светлана Разворотнева: Можно вернуть до 80 процентов на дом от затрат в деньгах до 5 миллионов рублей.

Мы, кстати, как общественная организация, оказываем помощь собственникам многоквартирных домов в получении этих средств. В рамках проекта «Ваш помощник в капремонте МКД», который реализуется при поддержке Фонда президентских грантов, помогаем собственникам оценить потенциал энергосбережения в доме, выбрать мероприятия и технологии, которые дадут наибольший эффект, написать заявку в фонд. Но очень трудно пока идет эта работа. Хотя собственники получают не только приличное снижение платежа за отопление, но и возврат части затрат на установленное оборудование и проведенные работы.

Морозить или повышать

Еще одна история — от нашей читательницы Натальи Викторовны из Пензы: У нас в прошлом году тарифы на вывоз мусора не индексировали. Взносы за капремонт не изменятся в этом. Власти это объяснили тем, что наши доходы не позволяют платить больше. Но вода, газ и электричество дорожают! Почему нельзя ввести мораторий и на них?

Светлана Разворотнева: Теоретически это можно сделать. Но тогда где ресурсные организации возьмут деньги на содержание, ремонт сетей? Для них-то инфляцию никто не отменит.

К тому же у нас реально недооценены ресурсы, например, вода. И водоканалы почти сплошь — банкроты, поэтому они не могут проводить модернизацию и воду нормального качества поставлять. А если у вас тариф ограничен и на тепло, то в результате так "ремонтируют" трубы, что они еще до наступления зимы лопаются…

Мне кажется, цивилизованный подход — это когда все-таки ресурс стоит столько, сколько он реально стоит. И пусть ФАС это оценивает. Но если он экономически обходится дороже, чем нынешний тариф, то тариф надо поднимать.

А людям, которые не в состоянии платить по такой цене, должна оказываться адресная материальная помощь.

Да… Тарифы поднимут, а субсидии не так-то просто получить.

Светлана Разворотнева: Действительно, сейчас очень многие люди, которые имеют право на получение субсидий, за ними не обращаются. Где-то процедура сложная, где-то информации не хватает.

Зачастую из маленьких поселений нужно ехать в район, чтобы написать заявление. Эту процедуру необходимо упрощать. И, возможно, снижать порог выплаты этих субсидий, как это сделала, например, Москва. Здесь люди имеют право на субсидию в случае, если плата за жилищно-коммунальные услуги превышает 10 процентов совокупного дохода семьи. А в большинстве регионов страны этот порог — 22 процента. 

Платеж увеличат один раз 

Много вопросов у наших читателей и по проведению индексации совокупного платежа за коммунальные услуги. Она проводится один раз в год с 1 июля. А в прошлом году платежки подорожали и с 1 января. Что ждать в этом году?

Алексей Матюхин: Двухэтапного повышения в прошлом году не было. Платежи увеличились за счет возмещения налога на добавленную стоимость.

НДС с 1 января 2019 года увеличился с 18 до 20 процентов. А по налоговому законодательству мы как потребители платим тариф плюс НДС. Соответственно, на этот размер, в совокупности на 1,7 процента, автоматически увеличился платеж. То есть база тарифов не была пересмотрена. Как был тариф, условно, 100 рублей, так и остался. Плюс вместо 18 рублей НДС стало 20 рублей. Итого: вместо 118 рублей стали платить 120 рублей.

И вообще по закону в первом полугодии нового года тариф не должен превышать размера второго полугодия предыдущего года. То есть в 2020 году до 1 июля размер тарифов на воду, тепло, электричество должен быть на таком же уровне, как и в ноябре-декабре 2019 года. Он может быть меньше, но выше — нет. А с 1 июля — это уже ежегодная индексация в пределах инфляции. 

Приборы учета с дистанционным считыванием помогают на 60 процентов снизить платежи за коммунальные услуги. И за их установку дают компенсацию.

Почему у соседей дешевле

В прошлом году глава ФАС Игорь Артемьев всех очень порадовал. Он заявил, что, установив один раз индексацию по принципу «инфляция минус», стоимость услуг ЖКХ будет снижаться в 90 процентах случаев. Когда мы это почувствуем в своих платежках?

Алексей Матюхин: По поручению президента и правительства мы сейчас разрабатываем «дорожную карту» по изменению тарифного регулирования. В ней заложен переход от затратного метода, который действует в настоящий момент, к формированию тарифов с учетом метода эталонных затрат. 

Алексей Геннадьевич, вы людям попроще объясните, как это их коснется.

Алексей Матюхин: Для каждой группы компаний (в данном случае предоставляющих коммунальные услуги) по техническим, технологическим, климатическим, географическим и другим моментам установят определенный уровень операционных затрат (это повседневные расходы для производства товаров и услуг, в которые входят зарплата, аренда, коммунальные платежи и прочее. - Прим. ред.).

Зачем? Чтобы этот уровень был одинаковый. И уменьшилась разница в платежах за коммуналку. Сегодня даже в одном городе в соседних домах, где разные поставщики, люди платят неодинаково. Одни больше, другие — меньше. Да, это может быть связано с объективными причинами. Например, у одних котельная на газу, у других — на мазуте, который дороже. Но также существует разница и в операционных затратах. На наш взгляд, вот ее необходимо минимизировать. 

Каким образом можно минимизировать разницу в операционных затратах?

Алексей Матюхин: Тариф будет разбит на две части. Первая — операционные затраты. Вторая — инвестиционные. И тогда для потребителя будет понятно. Вот — операционные затраты, они такие-то, их должны индексировать, но уже не пересматривать.

И, что самое главное, во многих случаях, переходя на новую систему, выяснится, что тарифы компаний завышены по сравнению с эталоном. Мы уже провели исследование на этот счет. Но ФАС предлагает «излишние деньги» не забирать у компании, а обязать направлять на инвестиции. Даже принудительно утвердить инвестиционную программу, если понадобится.

Таким образом, благодаря перераспределению средств из операционных затрат в инвестиционные на протяжении долгого периода времени тариф у компании расти не будет. 

Когда же мы начнем жить в «эту пору прекрасную»?

Алексей Матюхин: Надеемся, первые результаты у нас уже будут в 2021 году.

Светлана Разворотнева: Я могу с коллегой публично поспорить, что в 2021 году мы снижения точно не увидим! И даже более медленного роста тарифов.

Нацпроект «ЖКХ»

Откуда такой пессимизм по отношению к «тарифной революции» ФАС?

Светлана Разворотнева: На мой взгляд, у нас государство чересчур увлеклось регулированием. Централизованно пытаются настроить работу каждой ресурсоснабжающей компании. Хотя на самом деле проблема в другом - у них реально нет денег на модернизацию.

В банках невозможно получить кредиты, особенно если речь идет о каком-нибудь маленьком водоканале, о сумме в 5-10 миллионов. Говорят, ВЭБ станет институтом развития в ЖКХ. Но ВЭБу тоже такие мелкие проекты не интересны.

А вы что предлагаете?

Светлана Разворотнева: Для того чтобы начать экономить деньги, надо сначала их потратить. Заменить устаревшие котельные, дырявые трубы... Прекратить платить за потери и воровство.

Наша коммунальная инфраструктура отличается очень высоким износом и низкой энергоэффективностью. Очевидно, что модернизировать ее за деньги граждан и бизнеса (который тоже не благотворительностью пришел заниматься) — это утопия. Государство должно вложиться в эту сферу — такова мировая практика.

Но в нацпроекте «Экология» предусмотрены деньги для модернизации водоканалов в малых городах.

Светлана Разворотнева: Однако при этом на водоотведение, на канализацию денег нет, на трубы нет.

Нет средств и на модернизацию систем теплоснабжения, при этом бизнес не торопится вкладывать в эту сферу, особенно если речь идет о малых городах. Государство в данном вопросе последовательной политики тоже не ведет.

Например, у госкорпорации «Фонд содействия реформированию ЖКХ» было 15 миллиардов рублей на софинансирование проектов как раз по модернизации коммунальной инфраструктуры в малых городах. Сделали несколько прекрасных объектов, в том числе в сфере теплоснабжения. Все!

Сейчас деньги закончатся, и дальше никакого продолжения не предполагается. Правда, было поручение премьер-министра после сочинского инвестиционного форума 2019 года в рамках нацпроектов предусмотреть средства как раз для модернизации коммунальной инфраструктуры с износом свыше 60 процентов. Надеюсь, что оно все же будет выполнено.

В новом трехлетнем федеральном бюджете есть что-нибудь обнадеживающее?

Светлана Разворотнева: Нет, это все относят на региональный уровень. При этом у нас есть прекрасная программа «Модернизация магистральных сетей». Но деньги по ней из федерального бюджета практически не выбираются.

Ну почему у нас магистральная структура достойна поддержки государства - дороги, аэропорты, — а коммунальная инфраструктура остается падчерицей? Хотя если туда вложить деньги, это по масштабам будет "план ГОЭЛРО". Снизятся платежи потребителей, потому что уйдут из нашей жизни мазутные котельные. Появятся современные мощности. Трубы перестанут течь. Мы прекратим отапливать "воздух". И не надо будет платить за все эти утечки и перетопы!

Будет и у экономики рывок. Сразу расширится рынок сбыта для отечественных производителей разных материалов. Новые рабочие места. Налоги. Да и вообще это мощный проект для страны. Досадно, что на протяжении многих лет власти его игнорируют. 

Где взять деньги на ремонт?

Светлана Викторовна, план модернизации коммунальной инфраструктуры по принципу ГОЭЛРО интересная идея. Но что нам делать здесь и сейчас? Чуть мороз придавит - по стране аварии. У муниципалитетов бюджетов не хватает. А бизнес что-то не спешит вкладывать деньги в сети.

Светлана Разворотнева: Инвестору нужны две гарантии: что он свои деньги потом отобьет и ему не придется тратить много времени на всевозможные согласования. А теперь все это стало еще сложнее.

Все инвестиционные программы надо согласовывать с ФАС, как и увеличение платы за услуги ЖКХ. И до этого была безумно сложная схема. Сначала инвестор согласовывал свою программу с муниципалитетом, потом муниципалитет получал разрешение на региональном уровне. Теперь все это надо еще отправлять в Москву. Когда это вернется, сколько времени пройдет — неизвестно, регламента нет. А у инвестора кредитная линия закрылась. Все! Он разорился.

Алексей Матюхин: Хочу напомнить, с 2014 года на федеральном уровне нет ограничений по индексации тарифов на коммунальные услуги. Исключение — электроэнергия, здесь ФАС ежегодно устанавливает предельные минимальные и максимальные уровни тарифов.

Ограничение предусмотрено только на индексацию совокупного платежа за коммунальные услуги - вода, газ, тепло, электроэнергия, водоотведение. Это итоговая сумма в ваших платежках. 

Как мы убедились, эти ограничения нарушают. Втихаря. А если все-таки по-честному надо больше? Если уже нельзя откладывать, например, реконструкцию теплотрассы?

Алексей Матюхин: Для повышения платежа выше уровня, установленного правительством РФ, предусмотрена четкая процедура. Принимается совместное решение - губернатора и муниципалитета. Или глава региона его инициирует, или муниципальное образование, объяснив, зачем это надо.

До 2019 года критерии оснований для повышения совокупного платежа были неконкретными. Сейчас правительство четко и точно прописало, по каким основаниям можно пойти на превышение установленных федеральных ограничений. Среди них есть и те, которые непосредственно связаны с инвестиционной программой, с программой комплексного развития территорий, мерами, предусмотренными в концессионном соглашении.

При этом важно отметить, что ни ФАС, ни другие федеральные структуры не участвуют в согласовании самой инвестиционной программы или концессионного соглашения. Все это решается на месте.

А потом пакет документов действительно направляется в ФАС. Мы их внимательно рассматриваем. И хочу особо подчеркнуть: никогда не отказывали и не будем отказывать там, где есть полный пакет документов, действительно разработана инвестиционная программа.

Но, может быть, это все-таки лишнее звено?

Алексей Матюхин: Оно вынужденное. Мы сталкивались с тем, когда инвестиционные программы таковыми не являлись. Просто некая бумажка на двух-трех листах.

И на протяжении какого-то периода времени муниципальные образования превышали индекс платы граждан. Люди платили, а ничего не менялось.

Понимаете, совокупный платеж может расти выше уровня инфляции только в том случае, когда принята значимая инвестиционная программа. И она выполняется, например, идет перекладка сетей, меняется котельная. Есть улучшения, которые люди видят и чувствуют. 

Хорошо, тогда назовите самые важные проблемы, связанные с выполнением инвестиционных программ.

Алексей Матюхин: Их три. Первая — постоянно переносятся сроки выполнения мероприятий по программе. И при этом нет никакой ответственности, штрафов.

Вторая проблема связана с тем, что контроль за инвестиционной программой часто ведется лишь на бумаге. Например, должна быть построена некая сеть. В контролирующий орган — это может быть региональное министерство строительства и ЖКХ — приносят отчет о вводе сети в эксплуатацию. Но с выездом на место это не проверяют.

Мы сталкивались с тем, что одну и ту же трубу несколько раз закапывали и раскапывали, создавая видимость работ. А на бумаге — все в порядке, есть подписи, что трубы поменяли. А там потом происходит авария. Таких моментов очень много.

Третья проблема — очень сильно завышается стоимость подрядных работ по инвестиционной программе. Ресурсоснабжающая компания либо сама заламывает цену, либо ее субподрядчик. В любом случае мы видим, что можно было бы намного меньше потратить.

Поэтому мы настаиваем, чтобы инвестиционные программы и сметы в ЖКХ рассчитывались по укрупненным сметным нормативам. Они дают реальные ориентиры и за счет поправок, учитывающих конкретные условия, позволяют повысить точность расчетов. На наш взгляд, это пока единственный ориентир, чтобы не было больших разбросов в цене и завышенных расценок. Это важно. Ведь в итоге за все придется платить нам — потребителям коммунальных услуг. 

Источник: Российская газета

Новости по теме

Комментарии — 1

mikhail.agayev 21 января 2020 года в 04:32
Парни, надеюсь и вас настигнет такое же счастье, как и меня. Оргазмы стали сильнее наверное в раз 100! Да и у партнёрши тоже! Как она орёт!!! Я просто шокирован. Да и выносливее стал в несколько раз и стояк каменный, нe упуcти свой шанc пoрадoвать сeбя и eё в пoстели, а вычитал здесь ---- https://bit.vodka/uzevs

Оставить комментарий