Николай Миронов: Чиновников не любят во всех странах. У нас к этому еще добавляется какой-то социал-анархистский подход»

Дата публикации: 4 июня 2020 года в 21:08.
Категория: Политика.

Первый заместитель главы Хакасии Николай Миронов рассказал о своей работе, доходах чиновников, реформе аппарата и политических процессах в республике. А также о том почему он покидает республику, проработав здесь меньше года.

Интервью с Мироновым было записано на телеканале РТС, а его расшифровку дала газета «Хакасия».
 
Николай Михайлович, в СМИ вы крайне редкий гость. С чем это связано, может быть, публичность не ваш конек?
- Я действительно не очень большой любитель этого жанра. Раньше мне приходилось выступать в СМИ, когда я был политологом, занимался исследовательскими проектами. Тогда меня часто звали в студии разных каналов, это было в Москве, Петербурге, в регионах. Сейчас я нахожусь в системе, в иерархии и логично, когда об успехах правительства или о достигнутых результатах, рассказывает Глава Хакасии. У меня нет стремления выходить на площадки СМИ, хотя, наверное, это надо делать. Людям интересно, чем мы заняты и иногда даже создается ощущение, что кто-то меньше или больше работает в зависимости от того, больше его на экране или меньше. Это ложное ощущение. Наоборот те, кто работает больше, реже появляются на экране. За исключением первых лиц, которые делают это по долгу службы.
 
Опубликованы данные о доходах за 2019 год. У вас, в сравнении с другими членами правительства, едва ли не самый скромный заработок – немногим более 1,5 млн. рублей. В то же время у заместителя главы Хакасии Татьяны Курбатовой – 4,5 млн, у заместителя Юлии Исмагиловой – более 3 млн. По достатку вас обошли министр здравоохранения Владимир Костюш, министр юстиции Сергей Ромашов. Откуда такой разброс?
 
- Если посмотреть внимательно, то выйдет, что я получаю примерно как Юлия Исмагилова. Просто я начал работать позже – только с августа 2019 года. Что касается других чиновников, то цифра в декларации может быть лукавой, ведь она говорит не только о зарплате. Ну, скажем, человек что-то продал: автомобиль, недвижимость. Это идет в доход и записывается в декларацию, и иногда получаются большие цифры. Но все это проверяется. Более того, проверяются не только доходы от основной работы, но и поступления на счета, и если оборот оказывается больше заработка, то проверяются все транзакции, делается выгрузка со счета. Также смотрят декларации детей, у меня их двое – и я представил данные и по их финансам тоже, правда, финансы там совсем скромные.  
 
Расскажите, что входит в ваши полномочия, в вашу компетенцию в правительстве Хакасии.
 
- Помимо того, что я первый заместитель Главы, то есть я исполняю его обязанности, когда он в командировках, я также возглавляю Аппарат Правительства и Главы Хакасии. Он сейчас совмещенный у нас. Это оргработа, документооборот, контроль, кадры, хозяйственная деятельность. Вопросы, связанные с обеспечением деятельности Главы, заместителей Главы, их помощников – это все тоже находится в аппарате. Это большой пласт работы, который мне приходится выполнять, и который публике, наверное, не представишь, потому что он не особо интересен – но это совершенно необходимая рутина, без которой Правительство вообще не сможет функционировать. Кроме того, несколько министерств закреплено за мной - Минимущество, например,
Госкомитет по закупкам. Распределение обязанностей между заместителями
установлено главой, есть соответствующий правовой акт. Он и определил для меня
данную сферу деятельности. Вот здесь, наверное, логично снова вспомнить про Ваш вопрос о пиаре – аппаратная работа не публична, но, повторюсь, совершенно необходима. Так что, мы делаем нужное дело, пускай оно и не очень заметно.
 
Позвольте теперь узнать ваше мнение по самой насущной теме - коронавирус. С 26 мая по постановлению правительства, разработкой которого занимались именно вы, республика перешла на первый этап послаблений карантина. Не рано ли?
 
- Не рано, я считаю, хотя определенные риски были. Вообще нас многие «поджимают» и говорят: «Давайте снимать все ограничения, итак все люди на улицах, магазины втайне «из-под полы» торгуют». Да, люди массово не соблюдают режим и это плохо, конечно. По-моему, многим нравится эта бравада – посмотрите, мол, какие мы «крутые» - ходим без масок, гоняем на велосипедах и убегаем от полиции. На самом деле это очень не умное поведение – ведь люди сами себя и окружающих подвергают большому риску. Тем не менее, благодаря я бы сказал героической работе врачей и роспотребнадзора пандемия не получила распространения в геометрической прогрессии, много людей вылечилось, ситуацию удается сдерживать. И сегодня, понимая необходимость восстановления экономики, мы стали аккуратно переходить на первый этап снятия ограничений.
Вообще, мы пытаемся найти баланс между карантинными мерами и экономикой, интересами предпринимателей, налоговой базой – потому что это все доходы бюджета, а сейчас они резко падают. Мы понимаем, что и гражданам тяжело, что им хочется жизни и активности. И это не только психологический фактор, проблема в том, что многие остаются сейчас без работы и без дохода. Поэтому, конечно, правительство старается максимально ускорить процесс выхода из изоляции. Но с другой стороны, у нас по пневмонии нехорошие цифры, поэтому идем вперед очень аккуратно.
 
По поручению президента Хакасия получила из резервного фонда РФ 2,2 млрд. рублей. На что этих денег хватит? 
 
- Чтобы закрыть все проблемы надо, конечно же, получать (или зарабатывать) значительно больше и, кроме того, регулярно. Насколько хватит денег, во многом
зависит от налоговой базы. Мы сейчас начинаем выводить предприятия из карантина, соответственно налоги должны пойти лучше. Хотя надо понимать, что многие предприятия не вернутся к нормальной жизни, многие закроются. Но до осени ситуация у нас относительно спокойная и понятная, а дальше надо будет снова возвращаться к этому вопросу, смотреть, что будет с экономикой.
 
Федеральный центр сейчас очень внимательно относится к нуждам регионов, помогает им, учитывает их интересы. В Общенациональном плане действий по восстановлению экономики Правительства России есть целый раздел, он как раз о финансах субъектов Российской Федерации, за что мы, конечно же, очень благодарны.
 
Состоялась сессия Верховного Совета, где прозвучал отчет главы о работе правительства в 2019 году. Подведите ее итоги со своей позиции.
 
- Мне кажется, сессия прошла спокойно. Я знаю, что кипели страсти в кулуарах, но на самой сессии обошлось без эксцессов. 
 
А как же попытка отложить отчет главы? Это «спокойно?
 
- По сравнению с тем, что могло бы быть и с тем, что бывало – я имею в виду, например, не состоявшуюся прошлую сессию – да, спокойно. На мой взгляд, это вообще одна из самых спокойных сессий. Но самое главное то, что, не смотря на многочисленные вопросы, сомнения, отчет главы был принят. Обращу внимание: нет понятия «одобрить или не одобрить отчет». Есть понятие «принять к сведению отчет», потому что по законодательству отчет главы именно принимается к сведению, хотя и оценивается парламентом. При этом депутаты задают вопросы, дают рекомендации губернатору, могут выразить свое несогласие, недовольство. В нашем случае были и вопросы, была и похвала, причем не от представителей КПРФ, что характерно, а и из других политических лагерей. Отчет мне показался информативным, прозвучал бодро. Наверное, цифры выглядели скромнее, чем в других регионах, где доходы бюджета выше, где больше экономический потенциал. 
 
Валентин Коновалов, завершая выступление в парламенте, призвал депутатов оставить политические разногласия и объединить усилия для ликвидации последствий эпидемии. Это получится? 
 
- Много еще нужно сделать для того, чтобы все политические силы республики пришли к консолидации и консенсусу, пока с этим все не так хорошо. Нам еще предстоят серьезные конфронтации, много «мин замедленного действия» у нас на политическом поле и мы скоро это увидим. Здесь каждой партии, каждой силе нужно будет определяться и правильно учитывать долгосрочные интересы Республики – а они лежат в плоскости внутренней стабильности и взвешенных, деловых отношений с федеральным центром. В приоритете и у депутатов, и у Правительства должны быть экономика, финансы. Поэтому я бы призвал забыть на время амбиции, обиды друг на друга и всякий эгоизм, и поскорее выстроить работоспособную законодательную и исполнительную власть в регионе.
 
Это, наверное, всегда будет оставаться мечтой…
 
- Хакасский парламент один из самых сложных в стране. Потому что в нем, чтобы за что-то проголосовали, нужно создавать многоплановые коалиции. И эти коалиции постоянно рушатся из-за тех самых амбиций и эгоизма. В том числе некоторых политиков, которым выгодно разделять и властвовать. Считаю, что это очень порочная практика. Думаю, в ближайшее время конструктивным силам в Верховном Совете нужно объединиться и эту ситуацию разрешить. А заодно повысить качество кадров, возглавляющих комитеты и комиссии. Тут требуется глубокое погружение в порученный им предмет, а мы часто наблюдаем лишь политиканство со стороны некоторых из них.
 
Не так давно в эфире одного из телеканалов вы сказали, что возможно покинете правительство Хакасии, и этот уход может быть связан с состоянием здоровья вашей мамы. Как у нее здоровье сейчас, и какова вероятность вашего отъезда из республики?
 
- Решение по отъезду будет зависеть от состояния матери, я его узнаю только когда смогу до нее доехать. Сейчас информация неполная для того, чтобы понять необходимость моего постоянного присутствия рядом. У меня нет никаких родственников, знакомых, кому бы я мог поручить заботу о матери, кому бы мог довериться.
 
Вы уже вошли в историю Хакасии, как последний руководитель Администрации Главы. При вас эта структура перестала существовать, теперь ее функции выполняет Аппарат. К чему в итоге привела
реорганизация?
 
- Администрация, в том виде, в котором ее все обсуждали, а кто-то и ненавидел, перестала существовать с приходом в правительство Валентина Коновалова, потому что ее значение сильно изменилось. Раньше это был никому неподвластный орган, который обладал особыми полномочиями, привилегиями, наверное, раздражал определенных людей. При Коновалове Администрация превратилась, по сути, в обычный аппарат, который выполняет административные функции – ровно то, что делает любой аппарат в любом регионе. Мы реформировали Администрацию, привели ее к нормальному общероссийскому знаменателю. 
 
В основе этого решения, как вы сказали, приведения к общероссийскому знаменателю, лежала политика или экономика?
 
- Политика, конечно, к сожалению. Когда я начал работать в Хакасии, то не мог понять эти нападки на администрацию, не мог понять важности этого вопроса. Уже в мае-июне 2019 года у нас сильно менялась налоговая база, и было ясно, что бюджет столкнется с проблемами. Мне кажется, Верховному Совету на тот момент, вернее тем силам в Совете, которые раскачивали тему, нужно было заняться вот этими вопросами. Ведь они гораздо важнее, чем наличие или отсутствие администрации. Даже если бы мы ее вообще полностью упразднили, включая всех заместителей главы, которые в нее входят со своей зарплатой, и даже самого Главу с его зарплатой, то сумма, которая по смете администрации идет все равно бы не позволила решить проблемы Республики. Мы перестали бы писать постановления, контролировать исполнение поручений Главы, заниматься светом и теплом в административных зданиях, но при этом остались бы ровно те же долги региона, тот же уровень бюджетной обеспеченности и т.д. Потому что речь идет об очень небольших суммах в масштабах бюджета. Так что изначально тема была политическая и популистская. И вообще я заметил, что в депутатском корпусе, достаточно много людей, которые смотрят только по верхам. Они не берут для
анализа какие-то большие пласты, например, экономические, чтобы разобраться в
них, посоветовать тому же правительству, как здесь исправить ситуацию, может самим включиться. Вместо этого поднимают хайповые темы: «вот проклятые чиновники-гады, они все очень много получают, они все богатые». Слушайте, богатых чиновников в Хакасии нет вообще – по крайней мере по российским меркам.
 
Кстати о чиновниках. Слово это порой воспринимается, как минимум, негативно. Почему чиновников не любят в народе?
 
- Чиновников не любят во всех странах. В России к этому еще добавляется какой-то социал-анархистский подход, наверное, он воспитан крепостным правом. Восприятие чиновника как человека с кнутом, который при этом живет припеваючи, который не слышит и не видит нужды простого человека - в народной психологии все это есть. Но в чиновном мире на самом деле тоже есть свое социальное расслоение. И большинство чиновников — это люди, которые имеют очень маленькую зарплату, на уровне среднего обывателя, которые живут нисколько не лучше, но при этом несут ответственность гораздо большую, чем обыватель. За ними ходят проверяющие, контролеры, все пытаются на них отыграться, наказывают за каждую ошибку и мелочь.
 
Или, вот например, считается, что все чиновники воруют. На самом деле честных чиновников гораздо больше, их подавляющее большинство. В принципе, тот факт, что вокруг нас все функционирует – работает транспорт, строятся дороги, тушатся пожары, есть еда в магазинах – это все заслуга тех самых чиновников, которые каждый день делают огромную работу. И если бы в один момент их всех взяли и куда-то выгнали, как многие обыватели мечтают, то жизнь бы остановилась. Поэтому больше пользы от чиновничества, чем вреда. Ну, конечно, есть отдельные злоупотребления, и иногда их много - но это есть во всем мире, и это вопрос эффективности контроля.
 
Николай Михайлович, спасибо, за честное интервью. Значит, нам пока рано
ставить точку?
 
- Да, и это так во всех смыслах. Оснований для пессимизма у нас сейчас нет, давайте прекращать упаднические настроения. Пандемия в России во многом сдержана (хотя риски все равно еще очень высоки), государственная система сработала эффективно, федеральный центр не забывает о регионах. Республика получила помощь, основные социальные обязательства исполняются. Правительство ищет основы для дальнейшего развития экономики, выдвигается много инициатив на этот счет. Политическая ситуация, я надеюсь, стабилизируется. Хочется пожелать нам всем спокойствия, и чтобы родные и близкие были здоровы. Вот такие, наверное, банальные, но важные слова хотелось бы сказать в завершение.
 
Беседовал Эдуард Иванов.

Новости по теме

Комментарии — 1

Роман 6 июня 2020 года в 04:45
Миронов морду расскормил на народный кошт хоть прикуривай. А потом еще удивляется

Оставить комментарий