Чехи плачут о своем загубленном агросекторе, завистливо кивая на Россию

Дата публикации: 2 февраля 2021 года в 20:41.
Категория: Экономика.

Чешское издание «Časopis argument» опубликовало статью, где с явной завистью описывается беспрецедентный рост продовольствия в России на фоне мрачного положения и упадка аналогичного сектора в Чехии. Также отмечается, что введение Евросоюзом антироссийских санкций ударило по самой Европе, тогда как в России эти санкции сумели обратить себе на пользу.

Автор статьи Карел Ждярски пишет следующее: 

В тени коронавирусного кризиса экономика некоторых крупных стран, которые еще несколько лет назад были привлекательным рынком для чешского экспорта, претерпевала изменения. Теперь же мы сами отвернулись от этих стран.

Один из таких примеров — ситуация в российской экономике, а точнее ситуация в ее сельском хозяйстве и продовольственной отрасли. После развала российской экономики в начале 90-х годов Россия, эта страна с огромным потенциалом в аграрном секторе, импортировала около 70% мяса птицы, 40% свинины и 45% говядины. Полная зависимость от импорта, то есть неспособность прокормить собственное население. Для страны, которая претендует на статус державы, подобная зависимость неприемлема.

Нам (почему — будет понятно ниже) полезно даже просто проследить, как этот российский сектор изменился за последние 20 лет благодаря целенаправленной политике и превратился в крупного экспортера. Хорошо известно, что сегодня Россия — крупный «игрок» на рынке зерновых. А многие еще помнят, что в 80-е годы тогдашний Советский Союз остро нуждался в ежегодных импортных поставках зерна, прежде всего пшеницы, и импортировал миллионы тонн. Все изменилось, и сегодня доход от экспорта зерна — важная статья российского бюджета, стоящая после экспорта энергоносителей.

В 2020 году российские производители экспортировали в Китай более ста тысяч тонн мяса птицы, а в 2019 году экспорт был практически нулевым. Причем россияне хвалятся, что на этом рынке находят сбыт даже куриные лапы, которые китайские потребители считают деликатесом, а на русском рынке они никому не нужны (как и у нас). Для россиян это бесспорный успех и прогресс — от импорта замороженных ножек из США в 90-х (потребители называли их «ножками Буша») к экспорту на ближайший растущий рынок, где спрос практически не ограничен.

Стоит напомнить, как это у них получилось. Из-за девальвации рубля в конце 90-х годов стоимость импорта мяса птицы значительно возросла, что привлекло первые крупные инвестиции в данный сектор. Однако решающую роль сыграли две меры, принятые впоследствии. В 2003 году Россия ввела тарифные ограничения на импорт мяса, установила количественные квоты на импорт, и при их превышении пошлины значительно возрастали. Так власти защитили внутренний рынок. Третьим шагом стала государственная программа, представленная через пять лет. В рамках нее предоставлялись долгосрочные кредиты на льготных условиях, и благодаря этому удалось привлечь в отрасль дополнительный капитал. Наконец, в 2013 году были отменены и льготные таможенные тарифы для некоторых стран, прежде всего для Бразилии (член БРИКС).

В результате этих шагов производство мяса птицы возросло до пяти миллионов тонн в 2019 году. По сравнению с концом 90-х это рост в восемь раз, и в результате россияне вышли на зарубежный рынок в роли экспортеров.

По сути та же картина наблюдается в области производства свинины. Производство удалось поднять до более чем четырех миллионов тонн свинины, которые обеспечивают крупные животноводческие комбинаты. Еще в 2005 году в России производилось лишь полтора миллиона тонн свинины, и поставляли ее в основном мелкие производители. В 2009 году в Россию импортировалось 1,25 миллиона тонн свинины, и импорт регулировался беспошлинными квотами. С 2020 года квоты отменены, и рынок защищен единой пошлиной. По мнению российских экспертов, рынок мяса полностью насыщен, стоимость свинины стабильна и несколько снизилась. Сегодня производителей больше всего интересует огромный китайский рынок, куда они начинают поставлять свою продукцию.

Почти все то же самое происходит на рынке говядины, и только вопрос времени (оборот стада там дольше, чем в свиноводстве), когда удастся полностью удовлетворить российский спрос.

За развитием российского рынка мяса наблюдают наши экспортеры, а также сельхозпроизводители. Раньше российский рынок привлекал наших экспортеров, и туда отправляли определенную часть нашего экспорта. В посольстве Чехии в России даже работал торговый советник, который координировал чешский аграрный экспорт.

После 2014 года чешские производители поддержали европейские санкции против России, что остановило чешский аграрный экспорт, поскольку российское правительство ввело ответные меры, закрыв рынок для продуктов питания из-за рубежа.

Как следует из выше приведенных данных, шансов на возвращение наших компаний на этот рынок в будущем нет. И не стоит строить иллюзий на этот счет.

Напротив, санкции, которые ввели против России в 2014 году, явно ускорили развитие сельскохозяйственного сектора в России, и, ориентируясь на самообеспеченность она не только добилась желаемого, но и превратилась в крупного экспортера. Поэтому напрашивается вопрос: а зачем вообще нужны были эти санкции? Кому они помогли? Евросоюзу как экспортеру или российскому сельскому хозяйству? Ответ ясен. В важнейшей отрасли, которой для любой экономики является пищевая промышленность, санкции однозначно помогли России, так как российское эмбарго на импорт создало защитный барьер для импорта. Вряд ли ситуацию можно оценивать иначе.

Эта история поучительна и еще с одной точки зрения. Посмотрите, в каком состоянии сегодня пребывает наше сельское хозяйство. Насколько мы сами себя обеспечиваем основными продуктами питания? Приходится признать (для кого-​то это горькая правда), что за последние 15 лет наша самообеспеченность основными продуктами питания снизилось так, как 15 лет назад еще никто и представить себе не мог.

Неслучайно речь идет о 15 годах. Это те 15 лет, которые прошли с момента нашего вступления в Европейский Союз, от которого мы ожидали расцвета чешского сельского хозяйства. Я не сомневаюсь в том, что вступление в ЕС открыло перед чешским сельским хозяйством определенные возможности. Но как мы относимся к своему развитию? Самодостаточны ли мы и способны ли сегодня собственными силами обеспечить себя основными продуктами питания? Думаю, что, к сожалению, нет.

Сегодня мы самодостаточны только в области зерновых, но не в овощеводстве (об отечественных овощах и фруктах уже столько писали). Выживают лишь несколько производителей. Животноводство сегодня малопривлекательно с экономической точки зрения.

Как подтверждают доступные данные, сейчас чешское производство удовлетворяет около 40% отечественного спроса на свинину. Хотя 20 лет назад потребление и производство находились практически в равновесии. Что касается производства мяса птицы (куриного), то там результаты чуть лучше: самообеспеченность достигает 65%, но по сравнению с 2010 годом, когда отечественная продукция составляла 85%, значительное сокращение налицо.

Российские санкции оказали на наш рынок еще худшее воздействие. Свинина западноевропейских производителей, которая раньше отправлялась на российский рынок, все чаще оказывается в наших магазинах. По данным чешской Аграрной палаты, производственные мощности некоторых стран во много раз превышают их потребление. Например, у Испании около 30 миллионов голов, и самообеспеченность составляет 374%. У Германии — 29 миллионов голов, и самообеспеченность — на уровне 122%. У Дании — около 25 миллионов голов, и самообеспеченность — на уровне 880 — 920%. Во Франции — около 16 миллионов голов, и самообеспеченность — 107%. Такие мощности должны найти себе сбыт, а иначе никак.

Именно эти цифры многое объясняют. Поэтому, например, на прилавках многих сетевых магазинов в ЧР наш потребитель сегодня все чаще видит свинину в вакуумной упаковке, а ее страна-​производитель — Испания. Это мясо едет 14 дней через пол-​Европы, чтобы быть проданным по очень выгодной цене чешскому потребителю. Будем честны, это излишки, которые на испанском рынке сбыть невозможно, и поэтому их отправляют к нам. Пять лет назад подобного мяса на нашем рынке не было.

Насколько оно качественно? Подобным вопросом никто задаваться не хочет, так как он политически некорректный (популярное слово сегодня). А некоторые политики еще и объясняют, насколько это мясо выгодно потребителям. При этом качественная свинина из чешских хозяйств на рынке предлагается только по значительно более низким ценам.

Почему это импортное мясо продается по столь выгодной цене? Ответ прост. Производители могут пользоваться европейскими дотациями (из бюджета ЕС), а также национальными. Чешский производитель, как правило, получает только европейские дотации, но решающую роль (именно они формируют финальную стоимость мяса) играют дотации национальные. Чешский производитель их не получает, в отличие от испанского или немецкого. Поэтому в итоге получается, что три перерабатывающие компании контролируют 60% немецкого рынка вместе с корпорацией Danish Crown и предписывают каталонским производителям цены на свинину в Чешской Республике. Как просто, когда рынки открыты и контролируются крупным капиталом!

Не могу не отметить еще кое-​что. Сколько уже было написано газетных статей о том, насколько ужасно, что в Чешской Республике много крупных сельхозпредприятий — аж в десять раз больше, чем в среднем по ЕС. Якобы в этом корень наших проблем, и поэтому мы должны изменить нашу политику так, чтобы у нас было как можно больше мелких ферм. Надо разбить эти молохи и т.п. Знаем-​знаем…

Но правды в этих словах, пожалуй, немного. Когда едешь, например, по Восточной Франции с ее бескрайними полями, которые явно больше наших, то невольно задумываешься о правдивости статистики…

И снова я вынужден сослаться на сообщение чешской Аграрной палаты о ситуации на рынке свинины в ЕС. Разведением поросят (генетикой) в Европе занимаются четыре основные компании. На одном из крупнейших европейских предприятий, которое находится в Германии, ежедневно забивают более 30 тысяч свиней. В Чешской Республике это максимум полторы тысячи свиней в день. Одно это немецкое предприятие сумело бы переработать весь объем произведенного в Чехии мяса чуть более чем за два месяца. И вы, наверное, понимаете, что обеспечить работой такое огромное немецкое предприятие за счет каких-​то мелких ферм невозможно.

Мы также должны понимать, что если нашим производителям так и не окажут соответствующей защиты, то отечественная продукция по-​прежнему будет играть на нашем рынке второстепенную роль. Более того, наши производители будут обречены на гибель. Нечто подобное сейчас происходит и в Германии. Там закрываются мелкие животноводческие фермы. За последние пять лет пятую часть таких ферм заменили крупные производства с высокой производительностью.

Остается, пожалуй, только последний вопрос. Можно ли добиться большей самообеспеченности мясом? Россия встала на путь, ведущий к росту производства, благодаря защите отечественных производителей с помощью пошлин и квот и, как мы видим, добилась бесспорных успехов. Но такой путь для нас исключен. Мы члены Европейского Союза, где подобные преференции запрещены. В ЕС — свободный рынок, и просто иногда приходится объяснять, что мерило «свободы» и «несвободы» рынка для каждой страны разное.

Сегодня у нас есть два варианта. Либо мы можем полностью отказаться от значительной меры самообеспеченности, что, кстати, устроило бы определенную часть политиков. Это подтверждает дискуссия о доле чешских товаров на розничном рынке.

Либо мы можем предоставить нашим сельхозпроизводителям такие же национальные дотации, какие получают их конкуренты от своих национальных правительств. Но и это, на мой взгляд, нереально, поскольку эта мера непопулярная, и СМИ, а за ними и многие теоретики свободного рынка немедленно поставят ее под сомнение.

В будущее я смотрю без оптимизма. Если наша аграрная политика не изменится, то через несколько лет мясо чешского производства станет диковинкой.

Источник: Časopis argument

Новости по теме

Оставить комментарий