Как Альбертыч поставил крест на увеличении налоговых доходов Хакасии

Дата публикации: 1 марта 2021 года в 10:07.
Категория: Экономика.

Олег (Альбертыч) ИвановОлег (Альбертыч) Иванов

На состоявшейся 26 февраля сессии Верховного Совета Хакасии депутаты приняли решение внести в Госдуму России в порядке законодательной инициативы поправки в статью 342 части второй Налогового кодекса Российской Федерации. Суть предложения хакасских законодателей — в 20 раз увеличить ставку Налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ) для угольных компаний.

Глава бюджетного комитета регионального парламента Олег (Альбертыч) Иванов с трибуны рассказал коллегам-депутатам где деньги зарыты и предложил поднять ставку НДПИ со смешных 28 рублей за добытую тонну, до 480 рублей. И тогда запануем! 

— В случае одобрения инициативы хакасских депутатов доходы консолидированного бюджета Российской Федерации по налогу на добычу полезных ископаемых на территории Хакасии возрастут на 12 млрд рублей ежегодно, в том числе Хакасия получит дополнительно до 7 млрд рублей ежегодно, а федеральный бюджет — до 5 млрд рублей, — поделился радужными перспективами Олег Иванов, числящийся автором законопроекта наряду со спикером заксобрания Владимиром Штыгашевым и его первым замом Юрием Шпигальских. 

По зачумленной дворницкой залу заседаний Верховного Совета вспыхивал и дрожал изумрудный весенний свет. Бриллиантовый дым держался под потолком. 

Большинство депутатов обрадовались, что у них неожиданно появилась перспектива в виде халявных виртуальных доходов, и проголосовали за то, чтобы документ ушел в Госдуму.  

Хотелось бы верить, что законопроект из Хакасии будет в Москве рассмотрен и одобрен. Но это вряд ли. Есть целый ряд деталей, которые ставят под сомнение возможность того, что по законопроекту Штыгашева-Иванова-Шпигальских будет принято положительное решение.  

Начнем по порядку. Кому и зачем нужна была такая спешка в принятии законодательной инициативы? Торопились так, что на сайте Верховного Совета сейчас «висит» сразу по несколько редакций проектов постановлений, пояснительных записок, сопроводительных писем, да и сам проект федерального закона представлен в двух редакциях.

Смотрим хронологию: 10 февраля на заседании президиума парламента рассматривается вопрос «О предложении депутатов О.А. Иванова, Ю.А. Шпигальских и В.Н. Штыгашева о разработке и внесении в порядке законодательной инициативы в Государственную Думу проекта федерального закона «О внесении изменения в статью 342 части второй Налогового кодекса Российской Федерации». А буквально через две недели — 26 февраля документ уже вынесен на сессию. Скорость просто поразительная!  

Согласитесь, при выдвижении поправок в федеральное законодательство депутатам Хакасии было бы уместно и логично заручиться поддержкой своих коллег из Кемеровской области, Красноярского края и Тувы. Ведь если бы под инициативой подписались сразу три угольных региона Сибири, отношение к документу было бы совсем другим. В конце концов, у Верховного Совета есть действующие соглашения о межпарламентском сотрудничестве с девятью субъектами, и попросить их поддержать законопроект было бы не лишним.  

Но не случилось. Маленькая, но гордая Хакасия в одиночку кинулась на амбразуру в борьбе за угольные налоги. Ну да ладно, Альбертыч поймал свою «минуту славы».  

Пойдем дальше. Качество подготовки документа. Откуда взялась ставка в 480 рублей? Глава бюджетного комитета на этот вопрос ответа не дал, хотя услышать его очень хотелось коллегам Олега Иванова.  

— В обсуждаемом законопроекте, анализа какого-то, расчета по цифрам я не увидел. Позиция «они нам загрязняют, пусть платят еще 480 рублей с тонны». Почему 480, никто объяснить не может. А почему не тысячу? Давайте сделаем 1000 рублей и тогда у нас бюджет станет вообще профицитным и в республике будет все здорово и прекрасно, — высказал свое мнение депутат Андрей Аплошкин.  

— Проблема начинается в подготовке законодательной инициативы, которая будет направлена в Москву. Отсутствует полноценная экономическая проработка, вдумчивая и квалифицированная экспертиза. Любое предложение, которое направляется в федеральный центр, требует тщательной проработки и аргументации, поскольку от качества подготовки документов зависит получит ли инициатива одобрение. Пока же я не вижу перспектив, — комментирует ситуацию еще один депутат республиканского парламента Денис Кабанов, входящий в состав бюджетного комитета.   

К слову сказать, сейчас на рассмотрении Государственной Думы России находится 145 законопроектов, внесенных заксобраниями разных регионов (это только в нынешнем созыве Госдумы). По данным статистики лишь 47% законодательных инициатив от субъектов включаются в повестку нижней палаты, и только 2% становятся федеральными законами.  

Неутешительную статистику подтверждает следующий факт: в 2020 году Верховный Совет Хакасии дважды обращался в Государственную Думу с предложениями внести изменения в Бюджетный Кодекс. Оба раза хакасским депутатам было отказано. Причем их проекты были отклонены еще на стадии предварительной экспертизы и даже не дошли до обсуждения депутатами Госдумы. 

С учетом того, как щепетильно федеральный центр и Минфин России относятся к изменению налогового законодательства, можно предположить реакцию Москвы на крайне сырое и слабо обоснованное предложение некоего Альбертыча в 20 раз поднять ставку НДПИ на угледобытчиков всей страны. 

Тем более, что речь идет не только о стратегической отрасли, но и всех тех, кто «завязан» на потреблении угля. Последствия же, судя по всему, авторы хакасской инициативы просчитать не удосужились.  

— Изменение ставки НДПИ не может касаться отдельно взятого региона. Изменения будут касаться всей отрасли по России. Повышается ставка НДПИ — увеличивается себестоимость добычи. Хакасские угли — энергетические, используются на тепловых электростанциях. Рост стоимости угля сразу скажется на тарифах на тепловую энергию и электроэнергию. Это же никто не оценил и не просчитал. А учитывая, что у нас есть ограничения по росту платы граждан по тарифам, рост стоимости ляжет дополнительной нагрузкой на региональный бюджет в виде выпадающих доходов. Этого опять никто не посчитал, — объясняет Андрей Аплошкин.  

ЧЕМ СЕРДЦЕ УСПОКОИТСЯ

Итак, что мы имеем в итоге? Теоретически неплохую идею оформлять и транслировать доверили Олегу Иванову, что уже само по себе достаточно странно. Учитывая значимость и важность инициативы было бы куда как логичней, если бы ее озвучил сам председатель хакасского парламента Владимир Штыгашев, тем более у него есть опыт выступлений в Совете Федерации. Но с учетом скоропостижности подготовки законопроекта опытнейший Штыгашев не рискнул представлять документ от своего имени, поскольку понимает, что перспективы одобрения проекта в Москве равны нулю.  

Странным выглядит и молчание главы Хакасии Валентина Коновалова, у которого Олег Иванов по сути «украл» возможность исполнить едва ли не самое главное предвыборное обещание — заставить угольных магнатов платить больше налогов и пополнять бюджет.   

Предсказуемый отказ Государственной Думы от рассмотрения инициативы Верховного Совета надолго поставит крест на возможностях региона пополнить свой дырявый бюджет за счет изменения федерального налогового законодательства. Дважды выходить с одним и тем же предложением как-то не принято. 

Ну, а главными бенефициарами данной ситуации, как это не парадоксально, являются угольщики, которые на несколько лет могут забыть об инициативах по увеличению налогов и продолжат работать по 28-рублевой ставке НДПИ.  

Зато Олег Альбертыч Иванов получил свои пять минут славы. Еще какие-то очки заработали соавторы законопроекта Штыгашев со Шпигальских и даже молчащий Валентин Коновалов. Ведь у красного губернатора и его верных помощников в парламенте появился еще один повод поиграть во всеми обиженных борцов за народное счастье и благополучие: «Мол, мы хотели как лучше, старались, писали, но нам отказали...» 

И опять можно будет ссылаться на то, что во всех проблемах Хакасии виновата Москва. А местные деятели вообще ни при чем.

Новости по теме

Оставить комментарий