Медведев недоволен работой вице-премьера Хлопонина

Дата публикации: 12 августа 2010 года в 11:32.
Категория: Политика.

В среду, 11 августа, в Сочи на совещании по вопросам социально-экономического развития Дагестана Дмитрий Медведев впервые выразил недовольство работой своего полномочного представителя на Северном Кавказе, вице-премьера Александра Хлопонина.

Впрочем, досталось не только ему. Минфину было приказано решить вопрос с гарантиями под инвестиции, президенту Дагестана - начать, наконец, ощущать себя президентом Дагестана. Глава МВД республики никаких приказов не получил: он был уволен, сообщает «Коммерсант». На совещание по развитию Дагестана в сочинскую резиденцию «Бочаров ручей» прибыли глава администрации президента Сергей Нарышкин, его первый заместитель Владислав Сурков, полпред Александр Хлопонин, помощник президента Аркадий Дворкович, президент и премьер Дагестана Магомедсалам Магомедов и Магомед Абдуллаев, а также сенатор Сулейман Керимов. Дмитрий Медведев начал с того, что в Дагестане, который является самой большой республикой Северного Кавказа, дела обстоят плохо: уровень жизни очень низкий, высокий уровень безработицы, есть проблемы в системе здравоохранения, а также с системой образования. Он пояснил, что, несмотря на успешную компьютеризацию школ и переход учителей на отраслевую систему оплаты труда, у населения есть проблемы со знанием истории. «Надо посмотреть, как преподают сегодня там историю Кавказа и страны. И надо, чтобы молодые мусульмане воспитывались в традициях российского ислама. Необходимо воспитывать их в идеалах миролюбия и терпимости»,— пояснил президент. Проблему коррупции Дмитрий Медведев обещал не поднимать, но не выдержал. Заметив, что «должна быть реальная борьба с коррупцией, а не продолжаться торговля должностями», он предупредил: «Если так будет проводиться работа, то результата не будет. По качеству работы руководства республики будет определяться и объем, и характер поддержки из федерального центра». Самую большую озабоченность президента вызвали проблемы инвестиций. «Здесь не сделано почти ничего»,— констатировал он и призвал новое руководство республики «этот процесс наладить». При этом он сам назвал сферы, которые нуждаются в инвестициях,— электроснабжение, газификация, очистные сооружения на Каспии, дороги. Об инвестиционных планах в рамках стратегии развития Северного Кавказа доложил Александр Хлопонин. По его словам, разрабатываемые инвестпроекты будут финансироваться за счет кредитов создаваемого на Северном Кавказе филиала ВЭБа. Предполагается, что Минфин будет давать по кредитам госгарантии в размере до 70%. При этом полпред заверил, что проект горно-туристического кластера будет завершен в ближайшее время, и перешел к вопросам «оперативного порядка». «За последнее время удалось привлечь новые инвестиции?», — прервал своего полномочного представителя господин Медведев. Вопрос ребром вынудил Александра Хлопонина признаться, что «ситуация плачевная» и новых инвестиций в Дагестане нет. Он пояснил, что намечался проект по производству стеклотары, но инвесторы без гарантий Минфина ничего делать не стали. Из его слов следовало, что из-за этих гарантий не пойдут и другие уже намеченные экспертами инвестпроекты. «Без инвестиций невозможно развивать экономику. И по туризму ничего не движется. Надо быстрее, иначе ничего не сделаем»,— недовольно заявил Дмитрий Медведев. Господин Магомедов напомнил, что привлечению инвестиций мешает «высокая террористическая активность»: террористы оказывают давление на предпринимателей, и все это в итоге «снижает рейтинг и привлекательность республики до критического уровня». Пожаловавшись заодно на плохую работу силовых структур, глава Дагестана предложил «создать специальное подразделение для ведения операций в горной местности, нарастить существующую группировку сил, укрепить материально-техническую базу правоохранительных органов, улучшить материальное стимулирование сотрудников». Однако господин Медведев прервал и его. Он сообщил, что специально не позвал главу МВД Рашида Нургалиева, чтобы обсуждать не борьбу с бандитами, а социально-экономические проблемы региона. «Но сделать нормальным бизнес и инвестиции невозможно, пока бандиты!», — в отчаянии заявил господин Магомедов. «Вы президент, и если взялись за эту работу, ее нужно вести последовательно»,— объяснил ему Дмитрий Медведев. Главе Дагестана пришлось демонстрировать последовательность. Он сообщил, что уже отобрано более 30 инвестпроектов, но у республики нет возможности создать полноценный залоговый фонд для получения госгарантий от Минфина, потому что землю Минфин в качестве госгарантий рассматривать не хочет. Полпред подтвердил, что Минфин требует залоговое обеспечение, а фактически все, что может предложить регион, «это 50 тыс. га минных полей». «Во всем мире единственной ценностью, которая берется в залог, является земля,— возмутился Дмитрий Медведев.— Что же они хотят, чтобы против минфиновских гарантий деньги поставили? Тогда зачем вообще нужны эти гарантии?!». Полпред попытался защитить Минфин: мол, риски в Дагестане слишком большие и требуется специальная экспертиза. Однако президент продолжал возмущаться: «Они что, собираются считать риски по тем же критериям, что и в Московской области?». Александр Хлопонин напомнил, что Минфин заботится о государственных деньгах и должен давать страховку в виде госгарантии только эффективным проектам. Однако президент не стал продолжать дискуссию. «Я поручаю администрации президента подготовить поручение Минфину, чтобы они определились по параметрам работы по финансовым инструментам, включая госгарантии в недельный срок,— заявил он.— Кроме того, поручаю ВЭБу ускорить работу по созданию филиала института развития в Дагестане». Тем временем глава Дагестана продолжил рассказ о нуждах республики — от развития АПК до реконструкции дорог, в том числе федеральной трассы М29. При этом он прямо заявил, что здесь уже нужны не только частные инвестиции, но и государственные. «У нас масштабность и острота проблем выше, чем в других регионах»,— пояснил господин Магомедов и предложил наряду с программой социально-экономического развития разработать для Дагестана отдельную федеральную целевую программу (ФЦП). Александр Хлопонин его поддержал: «По Чечне ФЦП есть, по Ингушетии есть, а по Дагестану нет». По мнению полпреда, такая ФЦП может начать действовать с 2011 года именно для финансирования социальных объектов и объектов инфраструктуры, а на другие нужды Дагестан будет, как и сейчас, получать средства из ФЦП «Юг России». Дмитрий Медведев согласился с тем, что отдельная ФЦП, куда можно передать и средства из программы «Юг России», Дагестану нужна: «В рамках одной большой программы эти деньги размазываются и не так рельефно выделяются, как деньги, которые помещены в отдельную программу по республике». Идею он поручил «проанализировать». На другое предложение господина Магомедова — о создании в Дагестане особой экономической зоны — президент не отреагировал. Что господин Медведев поручил Сулейману Керимову, для журналистов в Сочи осталось неизвестным, поскольку заседание продолжилось за закрытыми дверями, но как заявил «Ъ» после совещания господин Магомедов, он станет одним из главных инвесторов для республики. Зато президент отреагировал на заявление главы Дагестана о плохой работе силовых структур. Он отправил в отставку главу МВД республики Али Магомедова, а на это место назначил его заместителя Абдурашида Магомедова. Слухи об отставке главы МВД Дагестана, занявшего этот пост после убийства в июне 2009 года Адильгерея Магомедтагирова, появились несколько месяцев назад. По мнению наблюдателей, экс-глава хасавюртовского отдела УФСБ, призванный навести порядок в МВД, не оправдал возлагавшихся на него надежд. Ему ставили в упрек рост числа похищений людей «лицами в камуфлированной форме», издевательства и пытки, чинимые его подчиненными над задержанными, рост числа «обычных» преступлений на фоне непрекращающейся и малоуспешной войны с боевиками. К тому же экс-министра Адильгерея Магомедтагирова при всех его недостатках постоянно видели на всех крупных спецоперациях. Кабинетный же стиль работы Али Магомедова не вписывался в сложившуюся в республике боевую обстановку. При этом власти Дагестана, выступавшие за смену министра, опасались, что им, как и в случае с прокурором Андреем Назаровым (ранее был зампрокурора Челябинской области), пришлют варяга, которому понадобится несколько месяцев для того, чтобы разобраться в местных порядках. Выбор в пользу Абдурашида Магомедова, который в местных органах внутренних дел с 1986 года прошел путь от следователя РОВД до замминистра, начальника следственного управления, в правительстве называют удачным. «Его кандидатура устраивает всех»,— отметили в руководстве Дагестана.

Новости по теме

Оставить комментарий