Олег Дерипаска: мы ожидаем возврата инвестиций в объекты сочинской Олимпиады

Дата публикации: 21 июня 2013 года в 08:59.
Категория: Экономика.

О том, как начиналась олимпийская стройка «Сочи-2014», и чем может закончиться государственно-частное партнерство, а также о судебных тяжбах с ВЭБом и следующем спортивном проекте - Чемпионат мира по футболу в интервью агентству «Прайм» рассказал председатель наблюдательного совета компании «Базовый Элемент» Олег Дерипаска. Беседовал Сергей Падалко.

Если вернуться в самое начало - по какому принципу отбирались олимпийские объекты для строительства?

- Для нас строительство инфраструктурных объектов в Сочи - это, прежде всего, участие в реализации масштабного комплексного проекта, носящего важный репутационный характер для России. Успех проведения Олимпийских игр, не важно, в нашей стране или где-то в мире, всегда связан с модернизацией или созданием с нуля объектов инфраструктуры. Для нас как одного из крупнейших в России строительных холдингов это была интересная задача.

Какие это объекты, в каком они сейчас состоянии?

- Аэропорт Сочи, входящий в «Базэл Аэро» с 2007 года, стал олимпийским объектом и основными воротами Олимпиады. Мы провели модернизацию терминала и подготовили аэропорт к увеличивающемуся пассажиропотоку, ведь в год Игр аэропорт должен будет обслужить почти три миллиона пассажиров. Мы уже вложили в модернизацию и развитие аэропорта 10,4 миллиарда рублей, вложим еще около 4 миллиардов - сейчас достраивается новый терминал для обслуживания специальных рейсов глав государств и правительств.

Выбор объектов, которые реализуются сейчас «Трансстроем», также был очевиден. Это одна из сильнейших компаний на рынке инфраструктурного строительства, поэтому логично, что мы стали подрядчиками строительства Дублера Курортного проспекта. Это очень сложный объект с точки зрения его реализации: он почти полностью состоит из развязок и тоннелей. Кстати, в ходе работ инженеры «Трансстроя» разработали новый метод проходки тоннелей в труднодоступных местах, который теперь можно использовать и в Москве для решения проблемы пробок и организации проездов между районами там, где раньше это было невозможно.

Олимпийская деревня, которую строит «Главстрой», еще один из наших проектов в Сочи, он тоже практически закончен. После окончания Олимпиады наш комплекс «Сочное» станет одним из востребованных комплексов с резиденциями на берегу моря.

Все наши объекты или построены или находятся в стадии завершения. Мы все свои обязательства выполнили.

По вашему мнению, грузовой «Порт Сочи Имеретинский» - это изначально неудачно просчитанный проект, или все могло быть так, как планировалось, просто система в какой-то момент дала сбой?

- В отличие от обычного коммерческого объекта, когда инвестор несет чистые коммерческие риски и понимает, как он может на них влиять, в проектах с участием государства все иначе: от инвесторов, по сути, мало, что зависит. Порт стал именно таким примером. Мы выполнили свои обязательства, построив порт, который соответствовал требованиям ГК «Олимпстрой». По расчетам «Олимпстроя» и первоначальным планам этот порт должен был принять основной специализированный грузопоток до пяти миллионов тонн грузов в год. Однако вместо того, чтобы пустить грузы по самому короткому транспортному плечу через море, госкорпорация приняла решение использовать железную и автомобильную дороги. К тому же, по условиям соглашения порт не имел права даже не то что изменить ход поставки строительных материалов, но и осуществлять перевалку других, неолимпийских грузов. Несмотря на то, что порт мог бы быть эффективным решением, изменение ряда не зависящих от инвестора условий в ходе его строительства и эксплуатации, сделали его убыточным.

Из каких соображений был переориентирован грузопоток, насколько этот объект необходим Олимпиаде?

- Это пример, когда в ходе строительства и эксплуатации участник партнерства со стороны государства внес коррективы, фатально повлиявшие на доходность проекта. В таких условиях должна быть пересмотрена и экономическая модель, не ущемляющая интересы инвесторов. Это изначально был долгосрочный проект, не предусматривающий, что рядом с курортным комплексом останется грузовой порт. Этот проект может стать доходным, если в перспективе на его месте будет создана марина и сопутствующая туристическая зона.

Рефинансирование кредита ВЭБом - это единственное, на ваш взгляд решение? В каком состоянии решение вопроса?

- Наши многократные обращения к ВЭБу остались без ответа. Учитывая ответственность ГК «Олимпстрой» и серьезное изменение условий функционирования, сейчас этот вопрос решается в суде.

По вашему мнению - все олимпийские объекты, построенные на условиях партнерства с государством, должны стать частной собственностью? Как в принципе должен реализовываться механизм частно-государственного партнерства?

- Многие проекты были созданы на условиях проектного финансирования. Соответственно, их собственниками являются инвесторы. Необходимо создать условия, чтобы коммерческие организации, участвующие в проекте не столько ради получения прибыли, а скорее как социальные инвесторы, тем не менее, смогли вернуть вложенные средства. Такой масштабный проект как Олимпиада должен стать примером для развития частно-государственного партнерства и мощным стимулом для дальнейшего его развития. Пока же все наоборот.

Очевидно, что бизнес является более эффективным собственником, чем государство. Нам еще много чего надо построить в ближайшие 20 лет и далее. Механизм партнерства с государством является решением для модернизации инфраструктурных объектов. Если сейчас станет очевидно, что в такого рода проектах инвесторы значительно проигрывают, то такое партнерство, как элемент, способный повысить конкурентоспособность экономики нашей страны, может быть дискредитирован как жизнеспособная модель.

Сейчас, когда уже практически все завершено - вы на финише строительства, оглянувшись назад, вы бы точно также согласились это все начинать, или отказались бы?

- На мой взгляд, одной из основных черт, отличающих компанию лидера, является стремление постоянно ставить перед собой сложные задачи и решать их. Для нас участие в строительстве олимпийских объектов продиктовано именно таким стремлением. Наша мотивация не изменилась. У нас есть опыт и экспертиза, поэтому не вижу причин не участвовать в масштабных проектах и в будущем. Другое дело, что мы, как инвесторы, выполнившие свои обещания, ожидаем возврата наших инвестиций.

Начиная подготовку к Олимпиаде и к другим аналогичным масштабным проектам, правительство утверждало, что строительство олимпийских и инфраструктурных объектов станет новым драйвером роста для российской экономики в целом. С вашей точки зрения, это произошло?

- В национальном масштабе рост экономики зависит, в том числе и от качества трудовых ресурсов, эффективности управления и развитости технологий. Государство и бизнес проинвестировали в создание основного фонда - за 5 лет заново построена инфраструктура города. Это не только спортивные объекты, но и автодороги, железнодорожные ветки и развязки, аэропортовая и инженерная инфраструктура, переложили коммуникации в городе, построили рекреационные и гостиничные объекты. Однако важно, чтобы кроме материальной базы были созданы условия для изменения профессиональных навыков людей. Качество трудовых ресурсов - это огромная проблема для нашей страны. Например, Сочи - курортный город, в котором существует острая нехватка квалифицированных кадров для работы в сфере услуг. Если Олимпиада будет проведена профессионально, то она может дать дополнительный эффект и в плане создания кадрового резерва для изменения уровня сервиса, перевести его на принципиально иной уровень.

Что было сделано не так, чтобы вы, по вашему мнению, исправили и как? Какие есть у вас, исходя из вашего опыта, рекомендации правительству?

- Очевидно, у государства сейчас есть хорошая возможность восстановить доверие инвесторов и исправить ситуацию. Начиная проект, мы понимали, что в нем есть большая социальная составляющая, но вложенные инвестиции должны обеспечить хотя бы минимальную отдачу. Ряд механизмов обсуждались еще на этапе вхождения, однако пока так и не вступили в силу. Прежде всего, это касается утверждения программы субсидирования процентной ставки по кредитам, выданных ВЭБом, на весь период действия кредитных соглашений.

Также разрешение продавать объекты коммерческой и жилой недвижимости уже сейчас, до Олимпиады, могло бы поддержать интерес частных инвесторов и создать активный рынок. По предварительной договоренности, мы могли начать продажу апартаментов в комплексе «Сочное» - в Олимпийской деревне, еще в 2011 году. Однако пока не получили разрешение, хотя уже несколько раз поднимали этот вопрос.

Кроме того, важно создать условия для использования региональных льгот по налогообложению, в том числе по налогу на имущество. Как вариант, присвоить территории статус туристско-рекреационной особой экономической зоны. Но самое главное, что необходимо сделать на данном этапе, это провести пересчет всех экономических моделей, заложенных на этапе входа инвесторов. Сейчас ВЭБ уже открыто признает, что все объекты Олимпиады убыточны. По объективным причинам ряд условий изменились. «Олимпстрой» должен найти в себе силы признать ошибки в первоначальных расчетах. Часть работ стала объективно дороже, потребовались непредусмотренные в первоначальных сметах затраты, связанные со сложностью строительства в регионе, новых вводных, к тому же рынок труда в Сочи значительно подорожал.

Такая ситуация не только влияет на стоимость, но и делает нерациональным все последующее использование объектов в постолимпийское время. Государство, как и бизнес, должны уметь быть гибкими и реагировать на изменяющиеся внешние условия.

Следующим масштабным проектом станет чемпионат мира по футболу, планируете ли вы в нем участвовать?

- Мы уже принимаем участие - в Санкт-Петербурге одна из компаний, входящая в «Главстрой», является подрядчиком по строительству стадиона на Крестовском острове.

«Прайм», Сергей Падалко, 19.06.2013

Новости по теме

Оставить комментарий