Коренные народы Сибири плохо знают свои права

Дата публикации: 6 ноября 2008 года в 13:29.
Категория: Общество.

С началом освоения необъятных сибирских просторов и развития промышленной инфраструктуры в России, и во всем мире обострились проблемы, связанные с сохранением коренных малочисленных народов. В мировом масштабе их решает Организация объединенных наций (день которой праздновался 24 октября), а в нашей стране – Ассоциация коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока.

О наиболее актуальных проблемах коренных народов Хакасии рассказал Михаил Тодышев, членом исполнительного комитета федеральной Ассоциации коренных малочисленных народов, директором Центра правовых ресурсов.

Кого считать «коренными»

— Михаил Анатольевич, давайте сразу определимся, кого можно относить к малочисленным народам? – Кстати говоря, только в России существует понятие «малочисленные коренные народы», которое законодатели ввели в силу их особой уязвимости. Во всем мире действуют другие понятия: «коренные народы» и «национальные меньшинства». Если взять, к примеру, территорию Хакасии, то коренными народами здесь будут являться хакасы. А представители других народов, которые сюда заселились позже (например, украинцы, белорусы), даже имея количественное преимущество, будут относиться уже к национальным меньшинствам. В любом случае, нельзя говорить о жестком разделении этих терминов, по большому счету, они условны и зависят от конкретной территории расселения народов. Однако основной критерий определения коренного народа – самоидентификация самого народа, который считает, что оказался первым на этой территории и поддерживает не только физическую связь с этими землями, но и духовную. В мире насчитывается более 350 миллионов коренных народов.

Столыпинский «Закон об инородцах» актуален до сих пор

– Когда и насколько остро в нашей стране возникла проблема сохранения этносов? – Когда обширные территории Севера, Сибири и Дальнего Востока были присоединены к Российской империи, правительство поступало мудро и не вмешивалось во внутренний уклад жизни инородцев, к которым относились не только малочисленные народы Севера, но и другие коренные народы: хакасы, алтайцы, буряты, якуты и т.д. В то время существовало очень хорошее законодательство, в частности, столыпинский «Закон об инородцах», положения которого актуальны и сейчас... К сожалению, сегодня многие вопросы, связанные с защитой интересов коренных народов, мы не всегда можем урегулировать в правовом отношении, потому что приоритет отдается добыче природных ресурсов, полезных ископаемых. Но необходимо учитывать, что эти народы выделены в особую группу, они находятся в особой зависимости от благополучия исконной среды обитания, позволяющей вести традиционный образ жизни. – Выходит, промышленный прогресс скорее наносит вред этносам, нежели способствует их процветанию? – На первой научной конференции «Культура и фольклор» (проводилась Хакасским филиалом «Российский фонд культуры» в июне прошлого года – прим. авт.) я уже говорил, что фольклор, бытовые и духовные ценности, в том числе и религиозное мировоззрение, неразрывно связаны с сохранением этноса, это его основа. Приведем в качестве примера народы, которые культивируют такой вид хозяйственной деятельности, как оленеводство. Так, оленеводу в тундре никакие современные технологии не заменят одежду из оленьей шкуры, которая имеет трубчатый волосяной покров и обеспечивает надежную защиту от лютых морозов и сильных ветров. Лучше чума или яранги для северных условий тоже пока ничего не придумано. Однако естественная среда обитания народов истребляется нефтяниками и газовиками. В первую очередь, уничтожается мох ягель, единственная пища для оленей, и, естественно, сокращаются оленьи пастбища. И что остается делать коренному жителю? Возвращаться в рабочий поселок, где он уже не может профессионально самореализоваться, более того, коренные жители уже не могут вести традиционный образ жизни, носить традиционную одежду. И все это приводит к деградации культуры в целом. Я это знаю на собственном примере. Мне 50 лет, а я родной шорский язык не знаю, поскольку вырос в рабочем поселке, и мои дети шорский язык не знают. То же самое происходит и у хакасов, и у тувинцев, но, в отличие от жителей Кузбасса, народы этих двух регионов менее подвержены нашествию индустриального развития.

«Белые пятна»

— Значит, необходимо выработать защитный правовой механизм. Вам удается что-то предпринять? – К примеру, статьи Водного и Земельного кодексов закрепляют возможность введения особого правового режима водо-, земле- и лесопользования в местах традиционного проживания и хозяйственной деятельности коренных народов. Но, чтобы этот механизм работал, важно определить границы территорий расселения коренных народов. К примеру, в Хакасии это могут быть Аскизский и Таштыпский районы. Однако, к примеру, в перечне районов проживания коренных малочисленных народов Севера фигурируют только населенные пункты, что неправильно, поскольку границы поселков оканчиваются огородами. А тайга, например, остается уязвимой и доступной для принятия решений по вырубке леса или добыче полезных ископаемых. В данном случае могут не учитываться интересы населения, что ставит тот или иной этнос под угрозу исчезновения. Одно из наших намерений — внести предложения по корректировке закона «О недрах», где не учтены интересы коренных народов при том, что 90% природных богатств, за счет чего и формируется бюджет России, добывается на землях, где живут коренные народы. Было бы справедливо до начала реализации какого-то проекта, к примеру, строительства линии электропередачи, учитывать мнение коренных жителей. На Западе в этом отношении подход более тонкий. Но менталитет российских чиновников пока не учитывает, что тундра, тайга, горы – это тоже дом для коренных народов. Российские законы имеют много белых пятен и в первую очередь защищают промышленные интересы, порой даже снимая ограничения в экологическом законодательстве. — Какими правами коренные народы не пользуются лишь по незнанию? – К примеру, законы о животном мире и о рыболовстве (ст. 9, ст. 48 и 49) дают коренным народам право приоритетного пользования объектами животного мира и водно-биологическими ресурсами без договоров и аукционов. Коренные жители должны только обратиться с соответствующими заявлениями в органы местного самоуправления.

Ищите единомышленников

– А культовые места коренных народов как-то можно защитить? – Институт уполномоченных органов государственной власти, например, департамент культуры, обязан по закону заниматься вопросами защиты и охраны культурных памятников. По-хорошему, исторические и культурные памятники, священные места должны иметь таблички, информирующие о том, что они находятся под охраной государства. Но опять же, у каждого памятника не поставишь милиционера, никаких средств на это не хватит. И, чтобы сохранить свой этнос, свою национальную культуру, представители того или иного народа сами должны приложить какие-то усилия. Уверяю, когда они начнут действовать, появится множество единомышленников и партнеров, в том числе и среди чиновников. – На ваш взгляд, есть ли реальная возможность сохранить даже самый малочисленный народ? – Если мы будем сравнивать малые народы с населением Китая, то может показаться, что они действительно обречены на вымирание. В этнологии даже существуют критические пороги численности, говорящие о наступлении угрозы депопуляции. Но, на мой взгляд, народ (каким бы малочисленным он ни был), которому удалось сохранить родовую память, способен возродить очень многое, по крайней мере, культуру и язык.

Канадцы заимствовали в России все лучшее

— Ваша ассоциация активно сотрудничает с такими международными организациями, как ООН и ЮНЕСКО. Как решаются проблемы коренных народов в других странах? – Мне импонирует опыт Канады, где очень хорошо прописаны вопросы культурной автономии коренных народов. Кстати, модель взаимоотношений с коренными народами они заимствовали у русских, использовав все тот же закон «Об инородцах». Все началось с того, что коренные народы и племена доказали в суде, что их предки, разрешив селиться на своих землях первым поселенцам из Франции и Великобритании, не передавали эти земли им в собственность. В результате суд оставил за ними право собственности всей территории Канады. И тогда правительство Канады вынуждено было начать переговорный процесс с коренными народами, чтобы они отказались от других территорий, на которых живет большинство некоренного населения. В результате коренным народам отдается в вечное пользование только часть земель, где они могут осуществлять самоуправление. Границы этих территорий, способ самоуправления, пользования природными ресурсами оговаривается в соглашениях, которые заключаются между федеральным правительством и конкретным коренным народом. Теперь коренные жители, которые устанавливают на своих землях местное самоуправление, вынуждены самостоятельно заниматься бизнесом, экономикой. Кроме того, правительство Канады выплачивает коренным народам денежную компенсацию за погибших предков в результате захватнических войн. Поэтому там коренные народы живут очень хорошо. Они имеют собственные гостиницы, авиакомпании, приобретают акции таких прибыльных компаний, как Microsoft. И при этом имеют возможность вести традиционный образ жизни: ловить рыбу или охотиться, изготавливать и реализовывать этнические сувениры. На мой взгляд, это наиболее цивилизованное решение проблем коренных народов. – А Россия может перенять этот опыт? – У нас иная система права, которую нельзя назвать совершенной. Она не учитывает особенности наших коренных цивилизаций, а пытается заставить их лежать под гнетом этого права. Конечно, имеется много не урегулированных отношений. Законы писали люд, и и поправлять их тоже должны люди. И наша ассоциация как раз занимается этим вопросом, побуждает чиновников устранять имеющиеся пробелы, вводить некоторые корректировки в законодательство.

Мнения по теме

Владислав Торосов, председатель Совета старейшин хакасского народа: – Конечно же, хакасов нельзя отнести к категории малочисленных народов. Однако за рубежом используют другое понятие – «коренные народы», дефиниция которого такова: «народы или племена, которые проживали на данной территории до прихода иных цивилизаций». Вот к числу коренных народов как раз и относятся хакасы, которые проживали на этой территории около 2000 лет назад. Угроза ассимиляции для хакасского народа, конечно же, существует, как и для всех народов. Но опять же есть два вида ассимиляции: естественная и искусственная. Естественная ассимиляция хакасов постигнет нескоро, а вот искусственная уже началась. На мой взгляд, в нашей республике ведется политика, подавляющая развитие национальной культуры и языка. В частности, у нас запрещается издательство книг и учебников на хакасском зыке. Весной нынешнего года я озвучил эти проблемы в своем докладе в ООН на форуме, посвященном проблемам коренных народов. Надежда Балахчина, министр региональной политики РХ: – В нашей республике действует закон «О языках народов РХ», позволяющий создавать вывески и указатели населенных пунктов на русском и хакасском языках. Насколько мне известно, во многих районах Хакасии, в частности, в Аскизском районе, эта идея воплощается в жизнь. Однако стоит учитывать, что названия многих населенных пунктов республики имеют несколько вариантов, и выбрать единственно верный могут только ученые. К концу этого года мы планируем выпустить постановление, узаконивающее названия населенных пунктов на хакасском языке. А в целом в нашей республике очень многое делается для того, чтобы сохранить национальную культуру и язык. Были изданы хакасско-русский словарь, детская библия на хакасском языке, II том «Энциклопедии Республики Хакасия». Кроме того, совсем недавно был выпущен фильм на хакасском языке, что тоже является большим шагом вперед. Также активно способствуют сохранению и распространению хакасской культуры и языка наши театры, в частности, Хакасский музыкально-драматический театр «Читiген» и Хакасский национальный театр кукол «Сказка», которые регулярно участвуют в престижных фестивалях.

Ольга ЖЕРНАКОВА

Оставить комментарий