Природа нам показывает: «У вас что-то не то». Главный эколог СГК о черном небе над Сибирью

Дата публикации: 4 декабря 2020 года в 11:26.
Категория: Экономика.

Заместитель технического директора по охране окружающей среды Сибирской генерирующей компании Константин Кушнир в рамках проекта «СГК слушает/СГК говорит» выступил в прямом эфире чтобы обсудить режим неблагоприятных метеоусловий (НМУ) или попросту режим «серного неба», установившийся последние дни в большинстве городов Сибири.

Константин Кушнир ответил на вопрос о причинах такого явления и высказал предположения о том, можно ли решить эту проблему в будущем.

О причинах «черного неба» в масштабах всей Сибири

В Сибири наступила зима. И она принесла с собой знаменитый сибирский антициклон и резкий перепад температур. Скорости ветра снизились практически до нуля — это очень хорошо видно и на региональной системе наблюдений, и на системах наблюдений Росгидромета. В эти дни был туман, и он накапливает в себе все выбросы города, независимо от источника — от ТЭЦ, автотранспорта, частного сектора и других. Таким образом природа над нами, можно сказать, шутит, накапливая в себе все продукты жизнедеятельности города. Но как только дует ветер, эта пелена проходит — и опять появляется чистое небо.

О работе станций СГК в период НМУ

В это время произошло снижение температуры воздуха, и, конечно, нагрузка на ТЭЦ возросла. Но незначительно, лишь на 10–15%. Много это или мало, достаточно ли, чтобы усугубить режим НМУ? Нет, недостаточно, мы не набрали и половины от расчетной нагрузки, разрешенной объектам СГК во время НМУ.

Про Абакан и Черногорск

В Черногорске велика доля частного сектора и малых котельных, технологии сжигания угля которых не выдерживают никакой критики. При этом наши ТЭЦ — и Абаканская ТЭЦ, и Минусинская ТЭЦ — находятся за пределами города, на приличном удалении. И говорить о том, что они оказывают сильное негативное влияние на воздух городов, не совсем справедливо. Тем более там стоят серьезные системы газоочистки. Основные мероприятия для решения проблем Черногорска — замещение местных котельных, находящихся в городе, мощностями ТЭЦ, стоящей за городом.

Что до Абакана, то он окружен большим количеством частного сектора. И как бы кто ни кидался камнями в СГК, но факт остается фактом: запах гари в Абакане чувствуется еще с трапа самолета, а кто его источник, понятно без сомнений. Ранее обсуждалось предложение перевести частный сектор Абакана на централизованное теплоснабжение, но оказалось, что это создает проблемы жителям, очень долго и довольно дорого. В этой ситуации наиболее оптимальным решением является предложение нескольких комбинированных альтернатив — электрификация частного сектора и бездымный уголь. Эти решения намного быстрее. А вопрос скорости важен. Важно, насколько быстро люди получат возможность выбора. 

«Меня спрашивали в контексте Абакана — Черногорска, на сколько удельные выбросы ТЭЦ меньше, чем от котельных. Мы посчитали. Абаканская ТЭЦ в 3–10 раз более эффективна по сравнению с котельными Черногорска. Почему такой разброс? Потому что некоторые котельные проводили модернизацию и сократили разницу в 10 раз до 3. Плюс мы столкнулись с такой проблемой, что некоторые котельные даже не имели разрешительной документации, и невозможно оценить количество их выбросов. Но цифры валовых выбросов мало что значат, главный положительный эффект — в снижении концентрации загрязняющих веществ» - объяснил Константин Кушнир.

Про Новосибирск

В городах-миллионниках, где нет сильно развитой промышленности, по валовым выбросам транспорт конкурирует с энергетикой. Новосибирск не исключение. Там большая часть наших инвестиций направлена на модернизацию системы теплоснабжения, и наши мероприятия дают косвенный эффект и на экологическую обстановку. Повышение эффективности теплоснабжения города дает эффект в снижении выбросов, а также дает возможность подключать новые объекты. 

Что касается газоочистного оборудования на станциях, мы сейчас прорабатываем вопрос, как законодательно стимулировать внедрение электрофильтров — есть план установить на станциях СГК, где это возможно, электрофильтры или модернизировать существующие системы очистки так, чтобы они улавливали не менее 99% выбросов. Пока есть законодательные пробелы, которые нам не позволяют инвестировать значительные средства в такие мероприятия.

Про структуру выбросов

Безусловно, ТЭЦ выбрасывают угарный газ, но его доля в общем объеме выбросов, которые идут от ТЭЦ, незначительна — не более 2%. Основные компоненты выбросов станций — это оксиды азота и диоксид серы, третье место занимают твердые частицы, но в случае эффективного очистного оборудования доля твердых частиц сопоставима с угарным газом, не более 2%.

На структуру выбросов влияет состав угля, в частности содержание серы, твердых частиц. В каменном угле содержание серы больше, чем в буром.  

Про Новокузнецк и Кемерово

В этих городах, в отличие от других, которые мы обсуждали, есть крупная промышленность. В Новокузнецке выбросы Кузнецкой ТЭЦ в общем составе загрязнений города ничтожно малы. А окраины его полны частными домовладениями. В отчете Росгидромета в самых грязных городах особое опасение вызывают выбросы бензапирена. Так вот, в объеме выбросов угольной генерации это вещество занимает меньше 0,1%. Откуда тогда он берется? Он образуется от сжигания всех видов топлива, а это частный сектор и малые предприятия, которые сжигают уголь в больших количествах для отопления и не имеют никакой очистки. Если закрыть Кузнецкую ТЭЦ (есть проект по переводу ее потребителей на мощности Томь-Усинской ГРЭС), город вообще не почувствует, и «черное небо» там никуда не исчезнет.

В Кемерове есть и промышленность, и ТЭЦ, и транспорт — все они вносят вклад в загрязнение атмосферы. Судя по отчетам Росгидромета, там также есть проблема с бензапиреном, которую нужно решать. 

Про Рубцовск и Барнаул

Южная тепловая станция (ЮТС) вышла в Рубцовске на проектную мощность. Когда в городе фиксируется превышение выбросов, они касаются твердых частиц. Но мы не можем сказать однозначно, от кого эти превышения, потому что вокруг ЮТС все тот же набор, который преследует города Сибири, — частный сектор и малые котельные. В Рубцовске запланирована программа по переводу части котельных на мощности ЮТС, повышение эффективности работы ее газоочистки. В существующие нормы ЮТС укладывается с хорошим запасом.

А в Барнауле все та же проблема частного сектора. Когда я первый раз туда попал, в какой-то момент подумал, что я уже за городом, а оказалось, что я был в центре. 

Про эффект от модернизации ТЭЦ-1 в Красноярске

Наше глубокое убеждение — черное небо формируют не выбросы от ТЭЦ. Оно формируется за счет совокупности факторов. Первый фактор — это климатические условия. И так природа нам показывает: «У вас что-то не то, посмотрите повнимательнее».

Мы понимаем, что когда мы закончим модернизацию, ничего особо не изменится в городе. Потому что есть распределенные по всему городу многочисленные источники выбросов. Надо решать, что с ними сделать. И мы предлагаем. Хорошо, что нас начинают слышать. 

«Все реально, но всегда надо исходить из возможностей и что-то делать постепенно. Важно, что от политических лозунгов мы переходим к обсуждению конкретных решений. Не надо искать виновника. Виноваты все — это главная мысль, которую важно всем понимать» -  подчеркнул Константин Кушнир.

Источник: Официальный сайт СГК 

Новости по теме

Оставить комментарий