Возбудим и не дадим!

Дата публикации: 3 апреля 2015 года в 10:16.
Категория: Скандалы.

Как правильнее выполнять закон – по духу или по букве? Шашечки, или ехать? Когда правоохранительная структура начинает действовать, как бездумная машина, результаты бывают грустными. В Хакасии прокуратура похоронила два перспективных проекта.

Речь пойдет об очень серьезном ведомстве под названием Прокуратура. Сразу подчеркну, в общем и целом этот надзорный орган делает важную и необходимую работу. Но порой (и не так редко, к сожалению) в результате действий прокуратуры губятся вполне себе позитивные и полезные проекты.

Вот несколько примеров последнего времени.

РАЗОРУЖЕНИЕ ОТМЕНЯЕТСЯ

В Хакасии уже несколько лет действует программа по добровольной сдаче оружия жителями. Но в последнее время ее результативность резко сократилась. И это несмотря на то, что в прошлом году были увеличены суммы выплат за добровольно сдаваемое гражданами оружие. Люди почти перестали приносить в милицию незарегистрированные стволы – найденные, или доставшиеся им по наследству.

Оказалось, что программу добровольного разоружения фактически заблокировали сотрудники прокуратуры.

Напомним, Постановление правительства Хакасии о выплате вознаграждений за добровольную сдачу найденного или незарегистрированного оружия, боеприпасов и взрывчатки было принято в 2004 году с серьезной целью - профилактики преступности. Люди сразу понесли сдавать оказавшийся у них волею судеб арсенал. Появился отличный стимул: избавиться от источника потенциальной опасности , а вместо риска когда-нибудь получить срок за хранение оружия - получить живые деньги.

Рекордным по числу сданных стволов стал 2008 год. Кроме огнестрела разного вида люди тогда сдавали тротиловые шашки, патроны, детонаторы, гранаты и даже противопехотные мины.

Но в последние три года количество сдаваемого оружия стало резко сокращаться. И дело не в том, что у граждан не осталось ничего стреляющего и взрывоопасного. До полного разоружения еще далеко. Но нести стволы в полицию перестали.

Специалисты называют две тому причины.

Первая  в том, что сумма вознаграждения из-за инфляции перестала быть интересной. Поэтому в прошлом году ее решили увеличить почти в 2,5 раза.

«Если раньше за единицу нарезного оружия человек мог получить только дае тысячи рублей, то по ныне действующему постановлению  - уже пять тысяч» - рассказал начальник управления по взаимодействию с правоохранительными органами Хакасии Андрей Дмитриев.

А вот со второй проблемой справиться оказалось не так просто. Вернее сказать – вообще никак. Потому что эту проблему зовут Прокуратура.

Больше 10 лет назад программу сдачи оружия специально устроили так, чтобы вся процедура для людей была проста и незатруднительна.

«Необходимо просто принести оружие в полицию, а взамен получить там справку и стандартный бланк для внесения в него счета, на который вам нужно перечислить деньги. А потом с этим бланком и паспортом обратиться в правительство, где будет произведена выплата вознаграждения», - рассказал начальник центра лицензионно-разрешительной работы МВД по Хакасии Андрей Корнеев.

И уже без участия сдавшего оружия гражданина в МВД оформляется постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Но в последние годы, говорят специалисты, в процесс начала активно вмешиваться прокуратура, сотрудники которой проводят дополнительные проверки.

«Требования прокуратуры достаточно жесткие, особенно в последнее время, - отметил Андрей Дмитриев. - Если человек сдает незарегистрированное оружие, прокуратура настаивает на возбуждении уголовного дела в отношении неустановленных лиц. Это создаёт дополнительные неудобства для гражданина, который сдает оружие в правоохранительные органы».

Да, тюрьма сдавшим стволы людям пока не грозит. Но все они автоматически попадают в статус свидетелей по формально возбужденным делам. И коль надзорный орган требует эти дела возбуждать и расследовать, сдатчикам оружия приходится давать следователям показания под запись. А это потерянное время, да и удовольствие гораздо хуже пряников.

Вот народ и перестал нести стволы в полицию. Мало кому захочется, чтобы его потом регулярно вызывали на допросы.

Корреспонденты телеканала РТС связались по телефону с несколькими жителями, проходившими процедуру сдачи оружия. Комментировать пережитое многие отказались. Поделиться впечатлениями согласился только один человеком, выполнивший свой гражданский долг еще два года назад. По словам Дмитрия (фамилию не называем), разбирательства по «его делу» идут по сей день!

Вопрос о том, что прокуратура фактически заблокировала программу добровольного разоружения, представители МВД и правительства Хакасии неоднократно поднимали на совместных рабочих совещаниях. Но поблажек от надзорного органа - никаких. Прокуратура ссылается на букву закона и требует, чтобы каждый случай сдачи незарегистрированного ствола расследовался по статье о незаконном обороте оружия. И неважно, что перспектив у таких расследований практически ноль, а граждане теряют всякое желание сотрудничать с правоохранителями.

В итоге получили рост общего числа регистрируемых в республике преступлений и увеличение в них доли нераскрытых «висяков». Но это еще цветочки (хотя показатели криминальной статистики влияют на имидж республики в глазах федерального центра).

Хуже то, что люди по-прежнему и рады бы избавиться от ненужных и опасных стреляющих игрушек, но не хотят тратить время и нервы на следственную волокиту. В результате доказавшая свою эффективность программа по профилактике преступности близка к срыву.

А теперь вопрос: кому стало хорошо от того, что надзорный орган настоял на том, что над всем, что едет, обязательно должны быть шашечки?

НИ РЫБЫ, НИ МЯСА

Еще одна история с прокурорами. Три года назад правительством Хакасии была инициирована программа рыбоводства. Фермерам и предпринимателям стали из казны выделять гранты и субсидии на организацию рыборазводческих хозяйств. Надеялись, что в результате республика не только себя обеспечит качественной и дешевой рыбой, но  и будет ее продавать в другие регионы.

Программа оказалась востребованной. С 2011 по 2013 год на рыбоводство из бюджета регионального Минсельхоза было выделено более 50 млн рублей. На эти средства, а также и собственные вложения около двух десятков фермеров начали устраивать пруды, запускать в них мальков и выкармливать их до товарных карпов, сазанов, форелей, белорыбиц и прочих деликатесов. Всего за два года объем производства рыбы в Хакасии вырос с символических 10 тон в год до почти 1000 тонн.

Но когда все начали кричать ура и бросать в воздух чепчики, шум услышали надзорники. Тут праздник кончился.

Выяснилось, что местные фермеры растят рыбу на федеральных землях. Тот факт, что ни одна федеральная структура эти земли никогда не использовала и не собирается – значения не имеет.

Прокуратура сослалась на хитрую и спорную правовую загогулину, образовавшуюся на стыке Земельного и Водного Кодексов. Коротко ее можно сформулировать так. Земля у нас может быть и муниципальной. Но вот любой водоем – это однозначно федеральная собственность. К примеру, администрация Аскизского района может отдать в пользование фермеру участок своей муниципальной территорией. Но если поверх этого участка налить воды, то это уже не земля, а водоем и территория покрытая водой автоматически становится федеральной!

В Водном кодексе России есть оговорка. Большинство водных объектов находятся в федеральной собственности, но пруды и карьеры являются исключением. Ориентируясь на этот пункт, власти республики и районов с чистой совестью стали поощрять фермеров к организации рыбных хозяйств.

Но прокуратура сослалась на другой пункт Водного кодекса, который гласит, что прудом считается «небольшой по площади непроточный искусственный водоем, не имеющий гидравлической связи (выделение «АИС») с другими водными объектами».

Но ведь пруд так называется именно потому, что образуется в результате запруживания – то есть перекрытия речки или ручья. И эти речки и ручьи, без которых прудов просто не бывает, прокуратура истолковала как «гидравлическую связь с другими водными объектами». А значит – это федеральная собственность, на которой местным фермерам хозяйничать нельзя.

Как видим, закон написан так, что допускает различные толкования. Но суды не очень-то стремятся вникнуть в эти дебри: есть прецеденты в других регионах - по ним и штампуют решения. Тем более – когда соответствующие иски подает не абы кто, а Прокуратура.

По идее, надзорники Хакасии могли оценить двусмысленность правовых определений и отложить репрессии против рыбоводов до внесения законодательной ясности. Прокуратура даже могла обратиться с законодательной инициативой, предложив поправки в Водный Кодекс. Но пошли другим путем. И настояли на соблюдении даже не буквы закона, а одного из вариантов прочтения этой буквы.

От рыборазводчиков потребовали немедленно очистить территорию. Вложенные  в рыбные хозяйства деньги фермерам естественно никто не компенсировал. Ибо нефиг. Особо настойчивым объяснили: «А вы вообще не имели право сюда чего-то вкладывать».

Прокуратура своего добилась. Рыбные хозяйства, на свое несчастье оказавшиеся на федеральных кусках степей, были ликвидированы. Это было год назад.

Одним из пострадавших тогда оказался рыборазводчик Дмитрий Коротков. В 2010 году он заключил с администрацией Аскизского района договор на аренду земельного участка. Никакого пруда там тогда вообще не было. Были лишь остатки плотины советских времен, давно разгромленной и разграбленной.

- Мы все восстановили, заполнили пруд, завезли мальков, - рассказал Дмитрий. - Я по образованию экономист, рыбой раньше не занимался, много пришлось учиться, много нюансов возникало, но, несмотря на все трудности, результаты уже появились.

- Мы первые и единственные в России занялись белорыбицей, - отметил фермер. - В садках она не растет потому, что хищница, ей нужны естественные условия. У нас в пруду она начала прибавлять в весе, за три года можно было бы вырастить товарную рыбу около двух килограммов. Не успели.

 - В 2013 году прокуратура вдруг подает в районную администрацию протест и требует у меня пруды отобрать, - продолжает Коротков. - В 2010 году прудов не было - и никому этот участок был не нужен. А когда появился пруд – он кому-то понадобился. Логики в этом решении нет: неужели лучше, когда все было брошено и разрушено?, - недоумевает рыборазводчик.

Ситуация сложилась безвыходная: пруд, внезапно оказавшийся федеральной собственностью, фермеру в аренду взять нельзя. Вложенные предпринимателем миллионы рублей не вернуть: рыба еще маленькая, не выросла, выловить ее и продать не получится.

- Мне остается только спустить пруд, а рыбу - сжечь, - в отчаянии признался Коротков.

ГОРИ ОНО ВСЕ

Через год после изгнания фермеров с прудов проявилось еще одно обстоятельство. Пруд – это не природный водоем. И если за ним постоянно не ухаживать, он очень быстро либо полностью высыхает, либо превращается в грязное болото. Именно это случилось с прудами, откуда выгнали рыборазводчиков.

И тут выяснилось, что пруды в хакасских степях радовали не только любителей карпов, но и местных пожарных. Такие водоемы были замечательными точками для резервного водозабора и здорово помогали наполнять танки пожарных машин во время борьбы с нашими традиционными степными палами.

Скоро этих точек водозабора не останется. От слова совсем.

И опять риторические вопросы: кому стало хорошо от принципиальной позиции надзорного органа? Агросектору региона? Покупателям продовольствия? Пожарным? Экологии, наконец? Ответ – хуже стало всем.

Новости по теме

Оставить комментарий