Не столь высокое напряжение. Слухи об убийственных для бизнеса энерготарифах оказались сильно преувеличены

Дата публикации: 17 марта 2017 года в 11:02.
Категория: Экономика.

В марте в медийном поле Хакасии разгорелся скандал. Его темой стало резкое повышение стоимости электроэнергии для так называемых «прочих потребителей». То есть предприятий, организаций и прочих хозяйствующих субъектов. При этом мирные граждане относятся к иной группе энергопотребителей и их подорожание вроде бы не касается. Но кто-то очень старается, чтобы они тоже почувствовали себя потерпевшими.

В республиканских СМИ появились заявления возмущенных предпринимателей и бизнесменов, утверждавших, что из-за повышения цен на электричество они якобы оказались за гранью банкротства, скоро всех уволят и закроются. Другие коммерсанты утверждали, что подорожавшие киловатты вынуждают их прямо сейчас в несколько раз поднять цены на свои товары и услуги.

Слыша такое с телеэкранов, граждане начали бояться, нервничать и задавать дежурные вопросы: Кто виноват? Что делать? Кого пора сажать?

И тут же нашлись добрые люди и журналисты, подсказывающие обывателям правильные цели для вымещения негодования – мол, это местные энергетики-кровососы все устроили.

Чтобы расставить точки над i, пресловутые «энерговампиры» провели в Абакане пресс-конференцию, на которой изложили, как все обстоит на самом деле.

Энергетики

В среду, 15 марта, в офисе  Госкомтарифэнерго Хакасии с представителями СМИ беседовали:

- заместитель председателя Госкомитета Олег Тропин,

- заместитель генерального директора ЗАО «Межрегионсоюзэнерго» - управляющий ОАО «Хакасэнергосбыт» Игорь Шульгин,

- заместитель директора филиала ПАО «МРСК Сибири» - «Хакасэнерго» по экономике и финансам Ирина Обложенко.

ГРАЖДАНЕ И ВСЕ «ПРОЧИЕ»

Как пояснил Олег Тропин, в соответствии с законами Российской Федерации в области электроэнергетики, определены две группы потребителей электроэнергии. Первая группа – это граждане (физические лица), которым электричество отпускается по твердым тарифам, меняющимся только один раз в год – 1 июля. В этом году в Хакасии цены на энергию для граждан вырастут на 3,9% и составят 1,99 рублей за киловатт (сечас 1,92 рубля) в домах без электроплит, в жилье с электроплитами – 1,39 рублей за киловатт (сейчас 1,34 рубля).

Тут все ясно и все спокойно.

Но все гораздо сложнее со второй группой («прочие потребители»), к которой относятся все хозяйствующие субъекты - бюджетные и коммерческие учреждения, предприятия и организации – то есть все юридические лица и Индивидуальные предприниматели.

Тропин подчеркнул, что с 2011 года Госкомтарифэнерго Хакасии не имеет права устанавливать конечные тарифы для «прочих потребителей».

Всё дело в том, что окончательная цена энергии для хозяйствующих субъектов состоит из двух частей:

1. Регулируемой части (плата за услуги по передаче электрической энергии по сетям региональных сетевых организаций, плата за услуги энергосбытовых организаций – гарантирующих поставщиков, и прочие инфраструктурные платежи).

2. Нерегулируемой части, которая определяется плавающей стоимостью электроэнергии на оптовом рынке.

И если первая регулируемая часть цены всем заранее известна и не меняется на протяжении длительного времени, то вторая часть – стоимость энергии на оптовом рынке – непредсказуема, как траектория полета мухи. Эта цена постоянно меняется  в зависимости от сезона, капризов климата, технологических процессов и т.д. В связи с этим, назвать конкретную цифру – на сколько изменится тариф для прочих потребителей, включая предпринимателей Хакасии, невозможно.  

По факту оказалось, что конечная цена на электроэнергию для «прочих» потребителей Хакасии в январе 2017 года по отношению к декабрю 2016 года выросла в среднем на 15 - 26% (в зависимости от уровня напряжения питающей сети в точке присоединения и мощности энергопринимающих устройств потребителей).

ОТКУДА ЧТО БЕРЕТСЯ

В свою очередь заместитель генерального директора «Хакасэнергосбыта» Игорь Шульгин пояснил, что в общем приросте стоимости 10-20% пришлись на утвержденную Госкомтарифэнерго «регулируемую часть» - то есть фиксированный тариф за передачу электрической энергии по региональным электросетям. При этом непредсказуемый «опт» дал примерно +9,72% в январе и еще + 6,7% в феврале.

Он добавил, что в марте он ожидает падения цен на оптовке примерно до уровня января. Так обычно происходит каждый год. 

При этом замгендиректора «Энергосбыта» особо подчеркнул, что правила поставок и цен на оптовом рынке пишут в Москве. «Мы на это повлиять никак не можем. И только 10 числа каждого месяца узнаем конкретную цену для наших хозяйствующих субъектов», - отметил Шульгин.

Он также рассказал, что именно Москва каждый раз выбирает для Хакасии список конкретных поставщиков энергии с оптового рынка. «Сейчас у нас около 40 таких поставщиков, и большинство из них мы даже в глаза не видели», - описал ситуацию Шульгин. В столице по каким-то своим, неизвестным нам правилам, решают, что Хакасия должна покупать энергию у той-то, той-то и той-то электростанции. И это чаше всего не наши местные станции, и даже не из близких к нам территорий.

КОММЕРСАНТАМ ЖМЕТ, БЮДЖЕТНИКАМ ДАВИТ

Заместитель гендиректора «Хакаэнергосбыта» считает, что именно непредсказуемость цен раздражает местных предпринимателей даже больше, чем сам факт роста стоимости киловатт/часов.

Если о росте цен на какую-то конкретную величину бизнесмену известно заранее, он может соответственно скорректировать свои финансовые и производственные планы, изменить отпускные цены на товары и так далее.

А когда цена взлетает внезапно – это очень неприятно. Предприятие уже заключило договоры с покупателями, обязавшись отгружать им товар по определенной стоимости. И вдруг бац - неожиданно вырастают текущие операционные издержки из-за подорожания электричества. Возникают кассовые разрывы, что неприятно и болезненно для любого бизнеса.

От себя добавим, что еще хуже в такой ситуации приходится бюджетным организациям. Коммерсант способен оперативно среагировать на подорожание энергии, сократив свои издержки за счет чего-то другого, подняв цены или просто смирившись с некоторым уменьшением прибыли.

А вот бюджеты региона, городов, районов, а также министерств и ведомств верстаются сразу на год вперед. И расходы на электричество и коммуналку в них – это точно зафиксированные суммы. Если же цена на электричество вдруг оказывается выше, чем записано в соответствующей бюджетной статье, то государственной или муниципальной конторе дополнительных денег взять просто неоткуда. Даже перекинуть из других статей бюджета – за это прокуратура закатает чиновника в асфальт. Тут помогает только корректировка бюджетов, но это процесс очень не быстрый, а порой – и вовсе невозможный.

При этом энергетики считают, что слухи о невыносимости новых цен на энергию для бизнеса все же сильно преувеличены.

Как рассказал заместитель председателя Госкомитета Олег Тропин по итогам проведенного в республике мониторинга, затраты на электроэнергию составляют лишь от 0,73% до 6% в себестоимости производства товаров и услуг. Следовательно, повышение стоимости энергии на 15-26% должно менять конечную цену товара или услуги не более чем на 1-2%.

Правда, многие местные предприниматели заявляют, что им приходится поднимать цены значительно выше и называют астрономические суммы, на которые якобы выросли их затраты. При этом никаких подтверждений своим словам они не приводят. Просто жалуются на то, что все плохо, и мы все умрем. Энергетики припомнили несколько недавних реальных случаев на эту тему.

Так, в одной из местных аптек некий препарат вздорожал с 800 рублей до 1,5 тысяч, и хозяин аптеки объяснял возмущенным покупателям, что это де из-за подорожания электричества. В другом случае, владелец сельской пекарни, ссылаясь на «неимоверно вздорожавшие» киловатты, сразу на два рубля увеличил стоимость буханки хлеба.

Также отличился владелец крупного парка пассажирских автобусов в Абакане. Он заявил, что стоит на грани разорения из-за того, что электрическое отопление принадлежащего ему бокса, стало стоить на 20 тысяч в месяц дороже. Можно было бы пожалеть этого бедного человека, если не знать, что 20 тысяч - это примерно часовая выручка его хозяйства. А значит такая сумма в масштабах его бизнеса – это несущественная мелочь, уж точно не ведущая к банкротству.

КУДА ДЕВАЕТСЯ ЭНЕРГИЯ СШ ГЭС

Игорь Шульгин и его коллеги энергетики также подробно ответили на вопрос, который часто звучит от журналистов и обывателей – почему при наличии в регионе могучей Саяно-Шушенской ГЭС цена на электроэнергию в Хакасии постоянно растет?

Энергетики пояснили, что в России незамкнутая система энергоснабжения. Она построена таким образом, что в случае дефицита электроэнергии в конкретном регионе, недостаток покрывается за счёт избытка энергии, полученной в других субъектах.

При этом выработка энергии на гидростанциях, в отличие от тепловых и атомных, сильно зависит от капризов погоды.

В качестве примера Игорь Шульгин привёл 2013 и 2014 годы – когда в Хакасии и по всей Сибири было маловодное лето, и выработка энергии на ГЭС, в том числе Саяно-Шушенской, резко упала так, что ее не хватало для обеспечения даже главных потребителей  - алюминиевых заводов. В тот момент на помощь пришли станции других регионов.

«ПОСЛЕДНЯЯ МИЛЯ» И МИЛЛИОНЫ «ХАКАСЭНЕРГО»

На пресс-конференции была подробно разобрана и другая муссируемая в СМИ тема – «о 342 млн рублей для «Хакаэнерго». Некоторые медийщики утверждали, что цены на электричество для бизнеса республики взлетели потому, что региональная сетевая компания «выпросила» себе 342 млн на компенсацию затрат, эти деньги заложили в тариф, и потому он так взлетел.

Участником брифинга напомнили, что относительно низкие цены на энергию в Хакасии долго держались благодаря перекрестному субсидированию РУСАЛа, которое, в свою очередь, было возможно благодаря действию так называемого правила «последней мили».

Сейчас будет небольшой ликбез для несведущих, но не бойтесь – это недолго и не больно.

Понятие «последняя миля» в отечественной электроэнергетике России появилось в 2006 году как результат реформы, в ходе которой была ликвидирована РАО ЕЭС России.

Помимо прочих результатов этой реформы, произошло распределение электрических сетей между федеральной и региональными компаниями. При этом магистральные электросети (с напряжением от 110 кВ) попали в распоряжение Федеральной сетевой компании (ФСК ЕЭС), а распределительные сети отошли соответствующим Межрегиональным распределительным сетевым компаниям (МРСК). В нашем случае – к филиалу МРСК Сибири компании «Хакасэнерго».

В итоге рядовые потребители начали платить за передачу энергии и ФСК, и МРСК, но в этой схеме оказалось небольшое упущение: ряд крупных потребителей вскоре вышли на прямые договоры с ФСК, минуя региональные сети, что снизило их собственные затраты на электроэнергию, но привело к увеличению тарифной нагрузки на прочих потребителей. Для ликвидации сложившегося дисбаланса законом № 250-ФЗ и были введены так называемые договоры «последней мили».

Согласно данным договорам, ФСК в некоторых регионах передавал в аренду межрегиональным сетевым компаниям небольшие участки магистральных сетей или иные объекты электросетевого хозяйства (подстанции, распределительные пункты и т.п.). Как результат – прямые договоры с ФСК для крупных корпораций стали недоступными. Они просто не могли напрямую подключиться к федеральным сетям, поскольку путь к ним преграждали региональные сети «последней мили.

Таким образом «последняя миля» — это схема перекрестного субсидирования, при которой крупные потребители – в случае Хакасии это компания РУСАЛ – для подключения к магистральным сетям Федеральной сетевой компании была вынуждена оплачивать не только ее тариф, но и тарифы распределительных сетей, услугами которых сами алюминщики не пользовались.

Такой механизм повышал цену электроэнергии для РУСАЛа, но позволял понижать тарифы для всех остальных, так как крупный потребитель доплачивал за мелких и средних. То есть барабану было хорошо, а капитану плохо.

Однако уже в момент принятия того самого закона № 250-ФЗ правительство России сразу предупредило, что это временная мера, до утверждения новой политики тарифообразования.

При этом крупные потребители электроэнергии все время критиковали договоры «последний мили» из-за возложенного на них «перекрёстного субсидирования», в результате которого у промышленных гигантов увеличивалась себестоимость продукции, и понижалась конкурентоспособность предприятий.

Все эти годы промышленники изо всех сил стремились уйти от «последней мили» на прямые договоры с ФСК, затевая многолетние судебные тяжбы с сетями. Яркий пример по соседству — судебное разбирательство между МРСК Сибири и Красноярским алюминиевым заводом.

В итоге крупные компании так или иначе избавлялись от накладной для них «последней мили» иногда через вступившие в законную силу решения судов, иногда – через нормативные акты, принимаемые министерством энергетики России.

В последние годы уход приобрел массовый характер, и договоры «последней мили» перестали действовать почти везде… кроме Хакасии.

При этом федеральное правительство не просто поощряло отказ от договоров «последней мили», но, в конце концов, прямо приказало окончательно прекратить такую практику с 1 июля 2017.

Тут нужно пояснить, что у нас в Хакасии отмена «последней мили» приведет к резкому падению выручки региональных распределительных сетей. Если раньше компания «Хакасэнерго» получала крупные платежи от РУСАЛа за переток больших объемов энергии для алюминиевых заводов, то теперь эти платежи уходят. При этом все обязательные затраты на ремонт, обслуживание и развитие сетей остаются прежними.

Как пояснила на брифинге заместитель директора «Хакаэнерго» Ирина Обложенко, не важно, передаешь ты за год по сетям 800 мВт.ч или 10 кВт.ч – расходы на ЛЭП, подстанции и прочее большое хозяйство остаются одинаковыми. Но в первом случае крупный потребитель энергии платит тебе много, а в последнем случае ты не получаешь почти ничего.

При «последней миле» у «Хакасэнерго» за счет крупных платежей РУСАЛа оставалась прибыль, достаточная для содержание сетевого хозяйства. А когда алюминиевые заводы перестанут платить за последнюю милю - у «Хакасэнерго» будут одни убытки (дефицит тарифной выручки).

Именно поэтому регуляторы в лице федерального и региональных комитетов по тарифам вынуждены были это учесть. Чтобы компенсировать региональным сетевым компаниям их выпадающие доходы, тариф для средних и мелких потребителей приходится поднимать!

Отметим, что такое произошло уже по всей стране. Начиная с 2014 года, в результате отмены договоров «последней мили», выпадающие доходы региональных сетевых компаний составляют около 60 млрд рублей в год.

А в нашем Госкомтарифэнерго, после очень тщательных подсчетов и экспертиз, пришли к выводу, что для компенсации выпавших доходов «Хакасэнерго» нужно минимум 342 млн рублей в год.

И на эти деньги «Хакасэнерго» отнюдь не начнет кататься, как сыр в масле, как пытаются намекнуть некоторые местные СМИ.  

Ирина Обложенко рассказала, что из компенсационных денег 200 млн в этому году будут потрачены на реконструкцию сетей (фактически - замену обветшавших и изношенных ЛЭП и подстанций на новые), а остальное – на сокращение очереди по техприсоединению так называемых льготных потребителей (жилых домов граждан и социальных учреждений). По нормативам льготник с момента подачи им заявки должен быть подключен к сетям в течение полугода. В реальности льготным потребителям сейчас приходится ждать вдвое больше.

Также отметим, что на развитие и расширение сетей «Хакасэнерго» в прошлом году удалось выделить всего 40 млн рублей. Это ничтожно мало, с учетом того, что, по словам Обложенко, износ сетей в Хакасии сейчас составляет в среднем 65%.

ХОТЕЛИ РЕЗАТЬ ПО КУСКАМ, А ВЫШЛО – ВСЕ СРАЗУ

Есть и еще один нюанс, объясняющий резкий рост тарифов для «прочих потребителей» Хакасии именно в этом году. Федеральные власти еще три года назад предупредили, что с 1 июля 2017 года система перекрестного субсидирования будет ликвидирована. При этом Москва рекомендовала региональным властям «размазать» вынужденный рост тарифов на три года. То есть поднимать расценки региональных сетевиков не сразу на 30%, а по 10% в течение трех лет.

В большинстве субъектов именно так и было сделано. А вот власти Хакасии до последнего надеялись и боролись за то, чтобы в нашей республике, в порядке исключения, договор «последней мили» был сохранен. Но в итоге в Минэнерго России все эти предложения и просьбы были отклонены. По мнению федерального энерговедомства, данный механизм не является рыночным. К тому же, если оставить преференцию только для одной Хакасии, люди и бизнесмены в остальных регионах зададут резонный вопрос: а чем мы хуже?

Но именно в надежде на то, что удастся добиться для себя исключительных прав, власти Хакасии не разрешали существенно поднимать тарифы на услуги по передаче энергии в региональных сетях ни в 2015, ни в 2016 годах. Вероятно, это была тактическая ошибка властей. Потому что в итоге тарифы в нынешнем году пришлось поднять сразу на все деньги. И это стало шоком. Какового, вероятно, не случилось бы, если бы цены поднимались постепенно в течение трех лет.

На самом деле, предприниматели Хакасии сейчас просто стали платить за электроэнергию примерно столько же, сколько уже давно платят их коллеги и конкуренты в соседних регионах Сибири. У соседей такие цены к волне массовых банкротств не привели. Будем надеяться, что и у нас такого не случится.

Александр Бортников

Новости по теме

Комментарии — 14 К последнему

Читатель 17 марта 2017 года в 11:10
Статья на правах рекламы
Редактор 17 марта 2017 года в 12:14
А вот и нет!
Николай 17 марта 2017 года в 12:58
Что-то начинаю теперь понимать во всей этой заварухе. То еть сейчас все попытки написать в Москву про льготные тарифы для Хакасии - ничего не дадут?
сергей 17 марта 2017 года в 13:46
А генерального директора Хакасэнергосбыта -управляюшей компании Межрегионсоюзэнерго Шульгина Ю (брат Шульгина И) в глаза давно видели? Что не управляет? Или в розыске комфортнее?
Редактор 17 марта 2017 года в 14:24
Николаю: увы, нет. Льготных тарифов для Хакасии больше не будет. Их отменили вместе с "последней милей".
Редактор 17 марта 2017 года в 14:26
Сергею: Нет, не видел. И какое отношение это имеет к теме материала?
сергей 17 марта 2017 года в 22:46
Редактору. Отношение к теме материала прямое: владелец бизнеса и директор управляющей компании Хакасэнергосбыта Ю. Шульгин в фелеральном розыске по причине предъявления обвинения. Хакасэнергосбытом руководит его зам и родной брат Игорь Шульгин. А про отношение: населению, кредиторам, партнерам это будет весьма интересно
Петр 17 марта 2017 года в 23:14
Бортников - предательство ваше призвание!
Редактор 18 марта 2017 года в 09:00
Петру: А вы, простите, кто?
Сева 18 марта 2017 года в 20:53
Факты, факты и ничего кроме фактов: а) тарифы для прочих... увеличились в 16 году на 16-18% и с нового года от 20 до 40%. Доказательства имеются. Тарифы стали выше чем в Красноярском крае на 1,2-1,5 рублей или примерно на 25% ( у них 5,2 руб/1 кВт, у нас 6,4 - 6,6). Не верите? Легко проверить.
петр 19 марта 2017 года в 14:21
Вы кто господин Бортников - предприниматель или знаете работу предпринимателей что бы "надеяться"! Смешно, наверное много заплатили , что так не любить людей дела в Хакасии
Петр 19 марта 2017 года в 14:25
редактору: Я предприниматель, а Вы считаю предатель!
Ирина 20 марта 2017 года в 13:44
А вам не кажется, что всех нас отвлекают от другой важной темы, которая на самом деле может привести к социальному взрыву? Отмена надбавок северных к зарплате? Всех сибиряков собираются лишить существенной части зарплаты, проект обсуждают в Госдуме. А сторонам спорящим совет - аргументированно спорьте, а то возгласы эмоциональные часто ничего не стоят и не имеют оснований под собой...
Надежда 20 марта 2017 года в 23:21
Вы заметили, что в последние годы нами управляют путем затягивания петли.......пока дают чуть дышать.....Все законы, нововведения, тарифы....- во всех областях жизнедеятельности гражданина ВСЕ направленно - наказать, оштрафовать...ограничить....и плати плати и еще раз плати. Ведь Родина нищает и больше не с кого брать, с неприкасаемых что ли? Низзяя. Как будто специально народ зажимают к стенке, что бы взорвался ?.

Оставить комментарий