В Абакане Прокуратура защищает население от авианалетов

Дата публикации: 23 октября 2008 года в 14:43.
Категория: Общество.

Рекорд оперативности установила на днях Абаканская транспортная прокуратура. Аккурат в семидесятилетнюю годовщину образования в столице Хакасии авиаотряда Восточно-Сибирского управления гражданской авиации надзорный орган узрел-таки, что воздушные ворота республики не имеют санитарно-защитной зоны.

В городской суд направлено прокурорское исковое заявление об обязании ОАО «Аэропорт Абакан» разработать проект такого сооружения. В отношении акционерного общества и его гендиректора возбуждены административные дела за нарушение законодательства в области обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения. Местный авиаотряд был образован в октябре 1938 года. Тридцать лет предприятие занималось транспортными перевозками, а также работало на нужды сельского и лесного хозяйства (борьба с вредителями, патрулирование лесов от пожаров, аэрофотосъемка). В конце шестидесятых годов прошлого века в Абакан прибыла новая техника – комфортабельные на тот момент пассажирские самолеты Ан-24 и Ан-26. Из Хакасии стали осуществляться рейсы не только в сибирские города (Красноярск, Иркутск, Новосибирск, Томск, Омск, Барнаул и т.д.), но и в такие далекие от наших краев точки, как Ташкент и Алма-Ата. Начиная с 1980 года из Абакана стало возможным слетать в столицу нашей родины Москву, позднее — в Ленинград и Благовещенск. Тогда пассажиропоток хакасских авиаторов достиг космической по сегодняшним меркам цифры – 500 тыс. человек в год (в 2007 году, по данным минтранса РХ, – 95 тыс. человек). Из аэропорта ежедневно отправлялись десятки пассажирских и грузовых лайнеров, только в Москву летало три самолета в сутки, в Красноярск – 12-15. А потом началась перестройка... Спустя двенадцать лет после своего образования ОАО «Аэропорт Абакан» переживает далеко не лучшие времена, производственными успехами ему хвастаться не приходится. Являясь стратегическим объектом страны (75% акций акционерного общества — в руках государства), международный аэропорт, тем не менее, не осчастливлен не то что обилием федеральных инвестиций на развитие, даже на латание дыр скупая Москва денег не дает. В последний раз ремонт аэродрома производился более восемнадцати лет назад. На полновесную реконструкцию всего комплекса требуется порядка 2,5-3 млрд. рублей. Только на приведение в надлежащий вид взлетно-посадочной полосы (стопроцентная федеральная собственность) необходимо миллионов семьсот. А где их взять, с какой прибыли, если за сутки аэропорт обслуживает один-два самолета? Если так пойдет и дальше, то регион реально может остаться без авиасообщения с внешним миром... И именно сейчас, в момент, когда воздушные ворота Хакасии имеют печальную перспективу закрытия, местные ячейки федеральных надзорных органов показали свою рьяную бдительность. Санитарно-защитная зона – это специальная территория с особым режимом использования, размер которой обеспечивает уменьшение химического, биологического и физического воздействия загрязнения на атмосферный воздух. Естественно, абаканский аэропорт (как и всякое крупное предприятие) негативно влияет на окружающую среду. Чтобы установить размер санитарно-защитной зоны, необходимо провести уйму дорогостоящих мероприятий – произвести расчеты рассеивания загрязнения атмосферы, физического воздействия (шум, вибрация), натурные исследования и измерения, оценить риски для здоровья населения и т.д. Если по всем правилам устанавливать вокруг единственного в регионе аэропорта санитарно-защитную зону, то окрестности объекта ждут радикальные метаморфозы. Например, с лица земли должен сгинуть поселок Калинино, дома жителей которого в данный момент вплотную примыкают к «источнику негативного воздействия на среду обитания и здоровье человека». В шумовую зону аэродрома попадают окраины Абакана, поселки Ташеба, Чапаево. Интересно, куда и на чьи средства аборигенов переселять? Конечно, прокуратура абсолютно права, требуя от авиаторов соблюдения федерального законодательства. Вопрос в другом: почему эта проблема не возникала раньше, когда абаканский аэропорт гудел, как пчелиный улей, самолеты выстраивались в очередь на взлет и посадку, когда прибыли росли, как снежный ком? Почему надзорники сподобились выступить на защиту мирных граждан от вредных воздействий крылатых машин и обслуживающего их предприятия лишь тогда, когда по экономическим причинам это самое «вредное воздействие» сведено к минимуму и очень трудно слету определить, жив ли наш аэропорт или уже мертв? Может, здесь действует древний принцип: «Падающего – толкни, утопающего – утопи»?

Новости по теме

Оставить комментарий