Платежи за воздух: как пожар на ГРЭС расколол рынок

Дата публикации: 9 июля 2019 года в 10:10.
Категория: Экономика.

Договор предоставления мощности, как это изначально декларировалось, должен был стать эффективным инструментом для стимулирования инвестиций в рынок энергетики. Но оказалось, что законодатели при проработке этого механизма предусмотрели не все: например, нужно ли платить за мощности, которых на самом деле нет из-за неисправности оборудования. Истину искать в этом вопросе теперь придется судам, в которых продолжается рассмотрение исков структур «Русала» к «Юнипро».

Сгоревшие обязательства

Сам конфликт вокруг аварии на Березовской ГРЭС длится уже несколько лет, и за его разрешением следит весь российский рынок энергетики. В «Юнипро» считают, что решение в пользу металлургов приведет к разрушению системы, тогда как в «Русале» эту ситуацию рассматривают как возможность оздоровить индустрию и внести в нее правовые основы, защитив потребителей от недобросовестно реализованных проектов.

Энергоблок мощностью 800 МВт был построен «Юнипро» в рамках договора о предоставлении мощности (ДПМ) и введен в эксплуатацию в конце 2015 года.

Инвестиции в строительство этого объекта, согласно документам компании, составили 47,36 млрд рублей. ДПМ гарантирует инвесторам возврат средств, вложенных в строительство новых мощностей для выработки электроэнергии. Согласно действующему российскому законодательству, его обязаны заключать все потребители оптового рынка, в том числе, разумеется, структуры «Русала». В данном случае ДПМ был заключен на 10 лет.

Однако проработал новый энергоблок всего несколько месяцев: уже в феврале 2016 года на Березовской ГРЭС случился пожар, практически уничтоживший оборудование. Огонь охватил территорию в 800 кв.м., сделав эту катастрофу одним из крупнейших техногенных происшествий в истории России. Авария привела к росту цен на оптовом рынке электроэнергии в Сибири - уже на следующий день она выросла более чем на 10%, до 1067,6 руб./МВт ч.

Причем это был не первый пожар на новом энергоблоке Березовской ГРЭС. По данным МЧС, 18 декабря 2015 года, уже через три недели после запуска оборудования, на нем произошел пожар из-за выброса масла. А в январе 2015 года крупный пожар на полгода вывел из строя энергоблок №4 Сургутской ГРЭС-2 - крупнейшей тепловой станции в России, также принадлежащей «Юнипро».

Энергоблок был выведен на ремонт, который не завершен до сих пор – согласно планам, работа оборудования в полном объеме возобновится только в декабре 2019 года. Как выяснила комиссия Ростехнадзора, при пожаре термическому воздействию подверглись и были повреждены: тепломеханическое оборудование котельного отделения, отдельные элементы каркаса (несущей конструкции) главного корпуса – колонны, подхребтовые балки, строительная балка. Также были повреждены металлоконструкции (хребтовые балки), используемые для крепления основного и вспомогательного оборудования энергоблока в котельном отделении. То есть фактически сейчас «Юнипро» не ремонтирует агрегат, а строит его заново, ведь большинство составляющих уничтожил огонь.

Согласно имеющимся в суде документам ООО «Мэттьюс Дэниел Интернешнл (Рус)», российского подразделения международной группы, которая специализируется на оценочной деятельности в энергетической сфере, объекты генерации ГРЭС нельзя отнести к вновь создаваемому объекту генерации в соответствии с условиями заключения ДПМ, поскольку при создании нового генерирующего объекта поставщик в нарушение условий диспетчерского графика использовал не новое, а модернизированное генерирующее оборудование, изначально поставленное в 1992 году и не использовавшееся более 19-ти лет с момента такой поставки (до момента начала поставки мощности в 2015 году).

Согласно результатам расследования аварии, представленным Ростехнадзором, причиной пожара стали ошибочные или неправильные действия оперативного персонала, несвоевременное выявление и устранение дефектов, а также недостатки проекта, конструкции, изготовления и монтажа.

При этом с февраля по ноябрь 2016 года компания «Юнипро» продолжала получать платежи за мощность несуществующего энергоблока с участников рынка, общая сумма которых составила около 1 млрд рублей. Если бы в ситуацию не вмешалось Минэнерго, платежи за воздух, то есть за мощности, которых нет, и вовсе могли составить 7 млрд рублей. Отметим, что «Юнипро» после аварии получило деньги не только от потребителей, но и от страховой компании, и в данном случае сумма выплат превысила 25 млрд рублей.

Такое положение вещей вызвало недовольство не только со стороны промышленных потребителей энергии, но и Федеральной антимонопольной службы (ФАС). В январе 2018 года ФАС признала «Юнипро» и «Системного оператора» (диспетчера энергосистемы) виновными в нарушении закона о защите конкуренции. Ведомство, помимо прочего, пришло к выводу, что энергокомпания предоставила «Системному оператору» недостоверные сведения о сроках восстановления сгоревшего оборудования, выдавая ремонт после катастрофической аварии за плановый.

В результате на «Юнипро» был наложен штраф в размере 650 000 рублей. В декабре 2018 года стороны конфликта заключили мировое соглашение, согласно которому «Юнипро» обязалось выплатить штраф и признало наличие злоупотребления своим доминирующим положением на энергетическом рынке Сибири. Решение ФАС при этом осталось в силе.

В промежутке между этими двумя событиями, в марте 2018 года, Енисейское управление Ростехнадзора также оштрафовало «Юнипро» на 100 тысяч рублей за нарушения, выявленные при проверке 3-го энергоблока Березовской ГРЭС, в частности касающиеся систем пожаротушения и отсутствия соответствующей документации. И это на объекте, где уже происходил пожар.

Судебная история

В настоящее время в судах находятся несколько исковых заявлений «Русала» на общую сумму в 385 млн рублей. Все они связаны с приостановкой поставки мощности после аварии на Березовской ГРЭС. По иску Братского алюминиевого завода «Русала» суд отказал в удовлетворении требований о расторжении договора с «Юнипро» и взыскании более 174 млн рублей, но потом ситуация изменилась – еще два судебных процесса металлургам удалось выиграть. Суд постановил разорвать договоры предоставлении мощности по Березовской ГРЭС и вернуть «Русалу» суммарно 115 млн рублей, оплаченных по этим договорам.

Решение по четвертому иску еще не принято, однако уже сейчас ясно, что обе стороны будут обжаловать вердикты, вынесенные не в их пользу.

В «Юнипро» считают, что «претензии «Русала» противоречат основам правового регулирования отрасли и не учитывают специфику мощности как товара и ДПМ как договора». «Их удовлетворение может создать опасный прецедент и повлечь за собой системные риски для всей правовой конструкции ОРЭМ и поставить под угрозу дальнейшее привлечение инвестиций в отрасль», — поделились в компании мнением с «Газетой.Ru».

Представители «Русала», в свою очередь, настаивают на том, что «Юнипро» как до, так и после аварии вело себя недобросовестно, в частности, «Юнипро» знало о неработоспособности оборудования Березовской ГРЭС, однако не уведомило «Системного оператора» об изменении параметров оборудования, то есть имел место «злой умысел в получении денег за непоставленный товар».

«Ситуация с энергоблоком №3 Березовской ГРЭС создает предпосылки потери иными поставщиками мощности по ДПМ стимула обеспечивать качественное строительство и содержание объектов по производству электрической энергии, что соответственно может привести к не достижению задач внедрения механизма ДПМ и несению покупателями огромных и необоснованных издержек», — отмечают в компании.

В «Русале» уверены, сложившаяся ситуация должна послужить совершенствованию правовых основ, так как авария является исключительным случаем, когда «поставщиком не было обеспечено надлежащее строительство генерирующего объекта, в результате чего он был разрушен, и в связи с чем, не способен в течение длительного времени (более трех лет) возобновить выработку электрической энергии».

Аналогичной позиции придерживаются и представители «Сообщества потребителей энергии». Как сообщил «Газете.Ru» глава организации Василий Киселев, «Юнипро» не выполнило своих обязательств по ДПМ, авария на энергоблоке привела к росту цен на электроэнергию и дополнительным платежам потребителей за использование резервных мощностей.

«Кроме этого, поставщик необоснованно получал оплату мощности в течение 9 месяцев после аварии, то есть, когда эта мощность уже фактически отсутствовала на рынке. Суммарный объем переплаты потребителей составил около 900 млн рублей», — подчеркнул руководитель ассоциации.

Представитель организации подчеркнул, что не только «Русал», но и другие участники отрасли считают неприемлемым продолжение взимания платежей после аварии. «Кроме этого мы считаем, что авария нанесла ущерб всем потребителям в Сибири (во второй ценовой зоне оптового энергорынка), т.к. произошел рост цены электроэнергии и увеличение платежей за резервирование мощности, загруженной взамен выбывшего энергоблока», — заявили в «Сообществе потребителей энергии».

Согласно отзыву сообщества на иск структур «Русала» о расторжении ДПМ и взыскании необоснованного обогащения с «Юнипро», экономический ущерб для потребителей второй ценовой зоны оптового рынка электроэнергии и мощности от простоя энергоблока № 3 Березовской ГРЭС в период 2016 –2019 года при снижении цены (индикатора) РСВ на 3% и 7% составляет соответственно 17,03 – 39,73 млрд рублей, из них экономический ущерб для предприятий группы «Русал» составляет 6,13 – 14,3 млрд рублей соответственно.

В этом же документе говорится, что авария привела не только к росту цен, но и к снижению надежности энергоснабжения потребителей в связи с увеличением объемов резервируемой генерирующей мощности. Согласно расчетам «Сообщества потребителей энергии», фактически нанесенный ущерб для потребителей Сибири, связанный с увеличением плановых коэффициентов резервирования мощности, составляет почти 2 млрд рублей, в том числе 723 млн рублей – ущерб для группы компаний «Русал».

Кроме того, как указывает ассоциация, период восстановления энергоблока № 3 Березовской ГРЭС составляет более 4 лет, что сопоставимо со сроками строительства нового энергообъекта, а мероприятия, проводимые «Юнипро», не являются ремонтами, необходимыми для поддержания работоспособности оборудования. Представители сообщества уверены, что расторжение ДПМ в отношении поврежденного энергоблока не ограничивает «Юнипро» в дальнейшей торговле электрической энергией и мощностью, поставляемыми этим оборудованием в конкурентных секторах оптового рынка, поэтому и говорить о каких-то негативных последствиях этого шага не приходится.

Источник: «Газета.Ru»

Договор предоставления мощности, как это изначально декларировалось, должен был стать эффективным инструментом для стимулирования инвестиций в рынок энергетики. Но оказалось, что законодатели при проработке этого механизма предусмотрели не все: например, нужно ли платить за мощности, которых на самом деле нет из-за неисправности оборудования. Истину искать в этом вопросе теперь придется судам, в которых продолжается рассмотрение исков структур «Русала» к «Юнипро».
Сгоревшие обязательстваСам конфликт вокруг аварии на Березовской ГРЭС длится уже несколько лет, и за его разрешением следит весь российский рынок энергетики. В «Юнипро» считают, что решение в пользу металлургов приведет к разрушению системы, тогда как в «Русале» эту ситуацию рассматривают как возможность оздоровить индустрию и внести в нее правовые основы, защитив потребителей от недобросовестно реализованных проектов.Энергоблок мощностью 800 МВт был построен «Юнипро» в рамках договора о предоставлении мощности (ДПМ) и введен в эксплуатацию в конце 2015 года.

Инвестиции в строительство этого объекта, согласно документам компании, составили 47,36 млрд рублей. ДПМ гарантирует инвесторам возврат средств, вложенных в строительство новых мощностей для выработки электроэнергии. Согласно действующему российскому законодательству, его обязаны заключать все потребители оптового рынка, в том числе, разумеется, структуры «Русала». В данном случае ДПМ был заключен на 10 лет.
Однако проработал новый энергоблок всего несколько месяцев: уже в феврале 2016 года на Березовской ГРЭС случился пожар, практически уничтоживший оборудование. Огонь охватил территорию в 800 кв.м., сделав эту катастрофу одним из крупнейших техногенных происшествий в истории России. Авария привела к росту цен на оптовом рынке электроэнергии в Сибири - уже на следующий день она выросла более чем на 10%, до 1067,6 руб./МВт ч.
Причем это был не первый пожар на новом энергоблоке Березовской ГРЭС. По данным МЧС, 18 декабря 2015 года, уже через три недели после запуска оборудования, на нем произошел пожар из-за выброса масла. А в январе 2015 года крупный пожар на полгода вывел из строя энергоблок №4 Сургутской ГРЭС-2 - крупнейшей тепловой станции в России, также принадлежащей «Юнипро».
Энергоблок был выведен на ремонт, который не завершен до сих пор – согласно планам, работа оборудования в полном объеме возобновится только в декабре 2019 года. Как выяснила комиссия Ростехнадзора, при пожаре термическому воздействию подверглись и были повреждены: тепломеханическое оборудование котельного отделения, отдельные элементы каркаса (несущей конструкции) главного корпуса – колонны, подхребтовые балки, строительная балка. Также были повреждены металлоконструкции (хребтовые балки), используемые для крепления основного и вспомогательного оборудования энергоблока в котельном отделении. То есть фактически сейчас «Юнипро» не ремонтирует агрегат, а строит его заново, ведь большинство составляющих уничтожил огонь.
Согласно имеющимся в суде документам ООО «Мэттьюс Дэниел Интернешнл (Рус)», российского подразделения международной группы, которая специализируется на оценочной деятельности в энергетической сфере, объекты генерации ГРЭС нельзя отнести к вновь создаваемому объекту генерации в соответствии с условиями заключения ДПМ, поскольку при создании нового генерирующего объекта поставщик в нарушение условий диспетчерского графика использовал не новое, а модернизированное генерирующее оборудование, изначально поставленное в 1992 году и не использовавшееся более 19-ти лет с момента такой поставки (до момента начала поставки мощности в 2015 году).
Согласно результатам расследования аварии, представленным Ростехнадзором, причиной пожара стали ошибочные или неправильные действия оперативного персонала, несвоевременное выявление и устранение дефектов, а также недостатки проекта, конструкции, изготовления и монтажа.
При этом с февраля по ноябрь 2016 года компания «Юнипро» продолжала получать платежи за мощность несуществующего энергоблока с участников рынка, общая сумма которых составила около 1 млрд рублей. Если бы в ситуацию не вмешалось Минэнерго, платежи за воздух, то есть за мощности, которых нет, и вовсе могли составить 7 млрд рублей. Отметим, что «Юнипро» после аварии получило деньги не только от потребителей, но и от страховой компании, и в данном случае сумма выплат превысила 25 млрд рублей.
Такое положение вещей вызвало недовольство не только со стороны промышленных потребителей энергии, но и Федеральной антимонопольной службы (ФАС). В январе 2018 года ФАС признала «Юнипро» и «Системного оператора» (диспетчера энергосистемы) виновными в нарушении закона о защите конкуренции. Ведомство, помимо прочего, пришло к выводу, что энергокомпания предоставила «Системному оператору» недостоверные сведения о сроках восстановления сгоревшего оборудования, выдавая ремонт после катастрофической аварии за плановый.В результате на «Юнипро» был наложен штраф в размере 650 000 рублей. В декабре 2018 года стороны конфликта заключили мировое соглашение, согласно которому «Юнипро» обязалось выплатить штраф и признало наличие злоупотребления своим доминирующим положением на энергетическом рынке Сибири. Решение ФАС при этом осталось в силе.
В промежутке между этими двумя событиями, в марте 2018 года, Енисейское управление Ростехнадзора также оштрафовало «Юнипро» на 100 тысяч рублей за нарушения, выявленные при проверке 3-го энергоблока Березовской ГРЭС, в частности касающиеся систем пожаротушения и отсутствия соответствующей документации. И это на объекте, где уже происходил пожар.
Судебная историяВ настоящее время в судах находятся несколько исковых заявлений «Русала» на общую сумму в 385 млн рублей. Все они связаны с приостановкой поставки мощности после аварии на Березовской ГРЭС. По иску Братского алюминиевого завода «Русала» суд отказал в удовлетворении требований о расторжении договора с «Юнипро» и взыскании более 174 млн рублей, но потом ситуация изменилась – еще два судебных процесса металлургам удалось выиграть. Суд постановил разорвать договоры предоставлении мощности по Березовской ГРЭС и вернуть «Русалу» суммарно 115 млн рублей, оплаченных по этим договорам.
Решение по четвертому иску еще не принято, однако уже сейчас ясно, что обе стороны будут обжаловать вердикты, вынесенные не в их пользу.
В «Юнипро» считают, что «претензии «Русала» противоречат основам правового регулирования отрасли и не учитывают специфику мощности как товара и ДПМ как договора». «Их удовлетворение может создать опасный прецедент и повлечь за собой системные риски для всей правовой конструкции ОРЭМ и поставить под угрозу дальнейшее привлечение инвестиций в отрасль», — поделились в компании мнением с «Газетой.Ru».
Представители «Русала», в свою очередь, настаивают на том, что «Юнипро» как до, так и после аварии вело себя недобросовестно, в частности, «ЮНИПРО» знало о неработоспособности оборудования Березовской ГРЭС, однако не уведомило «Системного оператора» об изменении параметров оборудования, то есть имел место «злой умысел в получении денег за непоставленный товар».
«Ситуация с энергоблоком №3 Березовской ГРЭС создает предпосылки потери иными поставщиками мощности по ДПМ стимула обеспечивать качественное строительство и содержание объектов по производству электрической энергии, что соответственно может привести к не достижению задач внедрения механизма ДПМ и несению покупателями огромных и необоснованных издержек», — отмечают в компании.
В «Русале» уверены, сложившаяся ситуация должна послужить совершенствованию правовых основ, так как авария является исключительным случаем, когда «поставщиком не было обеспечено надлежащее строительство генерирующего объекта, в результате чего он был разрушен, и в связи с чем, не способен в течение длительного времени (более трех лет) возобновить выработку электрической энергии».
Аналогичной позиции придерживаются и представители «Сообщества потребителей энергии». Как сообщил «Газете.Ru» глава организации Василий Киселев, «Юнипро» не выполнило своих обязательств по ДПМ, авария на энергоблоке привела к росту цен на электроэнергию и дополнительным платежам потребителей за использование резервных мощностей.
«Кроме этого, поставщик необоснованно получал оплату мощности в течение 9 месяцев после аварии, то есть, когда эта мощность уже фактически отсутствовала на рынке. Суммарный объем переплаты потребителей составил около 900 млн рублей», — подчеркнул руководитель ассоциации.
Представитель организации подчеркнул, что не только «Русал», но и другие участники отрасли считают неприемлемым продолжение взимания платежей после аварии. «Кроме этого мы считаем, что авария нанесла ущерб всем потребителям в Сибири (во второй ценовой зоне оптового энергорынка), т.к. произошел рост цены электроэнергии и увеличение платежей за резервирование мощности, загруженной взамен выбывшего энергоблока», — заявили в «Сообществе потребителей энергии».
Согласно отзыву сообщества на иск структур «Русала» о расторжении ДПМ и взыскании необоснованного обогащения с «Юнипро», экономический ущерб для потребителей второй ценовой зоны оптового рынка электроэнергии и мощности от простоя энергоблока № 3 Березовской ГРЭС в период 2016 –2019 года при снижении цены (индикатора) РСВ на 3% и 7% составляет соответственно 17,03 – 39,73 млрд рублей, из них экономический ущерб для предприятий группы «Русал» составляет 6,13 – 14,3 млрд рублей соответственно.
В этом же документе говорится, что авария привела не только к росту цен, но и к снижению надежности энергоснабжения потребителей в связи с увеличением объемов резервируемой генерирующей мощности. Согласно расчетам «Сообщества потребителей энергии», фактически нанесенный ущерб для потребителей Сибири, связанный с увеличением плановых коэффициентов резервирования мощности, составляет почти 2 млрд рублей, в том числе 723 млн рублей – ущерб для группы компаний «Русал».
Кроме того, как указывает ассоциация, период восстановления энергоблока № 3 Березовской ГРЭС составляет более 4 лет, что сопоставимо со сроками строительства нового энергообъекта, а мероприятия, проводимые «Юнипро», не являются ремонтами, необходимыми для поддержания работоспособности оборудования. Представители сообщества уверены, что расторжение ДПМ в отношении поврежденного энергоблока не ограничивает «Юнипро» в дальнейшей торговле электрической энергией и мощностью, поставляемыми этим оборудованием в конкурентных секторах оптового рынка, поэтому и говорить о каких-то негативных последствиях этого шага не приходится.

 

Новости по теме

Оставить комментарий