Оценивать губернаторов по площади выгорания лесов — это отдать все на откуп «Божьей рулетке»

Дата публикации: 16 августа 2022 года в 14:01.
Категория: Политика.

Правительство России утвердило методику определения целевых показателей по сокращению площади природных возгораний в каждом регионе. А работа губернаторов будет оцениваться в том числе по такому показателю, как «лесные площади, пройденные огнем». Правильно ли это? Давайте разберемся.

Отныне Рослесхоз будет оценивать, насколько эффективно губернаторы в каждом году боролись с лесными пожарами,— такое поручение в понедельник, 15 августа дал премьер Михаил Мишустин

Как сообщает «КоммерсантЪ», Минприроды уже разработало показатели ежегодного сокращения площади лесных пожаров для всех регионов страны. По планам чиновников, 12 самых «горимых» регионов (в частности, Якутия, Бурятия, Чукотка, Красноярский и Хабаровский края, а также Иркутская и Амурская области) должны уменьшить «площади, пройденные огнем», до половины уже через пять лет, а все остальные — к 2030 году. А в понедельник, эту методику утвердило правительство.

«Это должно стать для всех вас ориентиром,— обратился премьер к губернаторам.— Борьба с лесными пожарами — прежде всего обязанность региональных властей. Федеральный центр предоставляет российским субъектам финансовые ресурсы и необходимую технику. У вас есть сейчас все, что требуется для эффективной организации такой работы». 

СОМНИТЕЛЬНЫЙ КРИТЕРИЙ ОЦЕНКИ 

Оценивать работу губернаторов по «количеству выгоревших лесных гектаров», на мой взгляд - не очень правильно. Вернее сказать — совсем неправильно. Здесь будет мало объективности, поскольку все решит фактор «божьей рулетки». Проще говоря - кому как повезет с погодой. 

Даже если добросовестный губернатор организовал и реализовал все предусмотренные нормативами профилактические противопожарные мероприятия: пропахал где положено минерализованные полосы, организовал добровольные пожарные дружины в каждом селе, снабдил их и лесхозы нужной техникой, проинструктировал и потренировал - это не дает гарантий, что регион не полыхнет. 

Все профилактическо-предупредительные мероприятиятия рассчитаны на среднестатистические показатели стихий. Однако рано или поздно, но обязательно — случается погодная аномалия. Вроде той что учудилась в Хакасии и на Юге Красноярского края в 2015 году. Когда 12 апреля (то есть в период, когда лес, подлесок и степи еще сухие после зимы) вдруг установилась температура +32 в сочетании со штормовым ветром в 30 м/сек. При таком сочетании полыхнуло сразу всё и со всех сторон. И никакого толку не было от стандартных минерализованных полос, когда штормовой ветер в мгновение переносил клочья горящей травы даже четырех четырехполосные федеральные трассы. И никакого числа пожарных и техники тупо не хватало чтобы тушить сразу 40-50 сильных очагов возгораний, разбросанных на расстояниях в десятки километров друг от друга. 

Подобные погодные аномалии были и будут возникать то тут, то там. Поэтому «площади выгорания» лесов будут определяться не столько усилиями губернаторов, а тем, кому из них как повезет вс погодой в том или ином году. 

Жители мегаполисов и западных областей России слабо себе представляют, что такое Сибирь и Дальний восток. Они просто не понимают, что Якутия, Красноярский край, Забайкалье и другие наши восточные регионы — это МИЛЛИОНЫ квадратных километров, покрытых тайгой. Причем подавляющая часть этих лесных массивов очень вдалеке (сотни и сотни километров) от городов и больших сел, и в тайге нет дорог, чтобы подгонять по ним пожарные цистерны.

Тушить можно только авиацией. Но если лесной пожар разошелся на несколько тысяч гектаров — несколько тонн тонн воды, вылитых на него с вертолета или самолета — это слону дробина. При совершенно диких расходах.

А самое главное — тушить пожары на дальних территориях вообще незачем. Большая часть таежных палов не несет даже материального ущерба. И не надо говорить про уничтожение огнем потенциального пиломатериала. Пиломатериалом лес становится только в местах, откуда его можно вывезти. А это опять таки лишь территории из ближнего круга городов и дорожной сети.

И еще очень-очень нескоро — через десятилетия — возникнет логистическая сеть и реальная возможность добывать и вывозить лет в отдаленных горно-таежных и таежно-болотистых территориях, на которые приходится примерно 80% нашей территории к Востоку от Урала.

Тайга горела, горит и будет гореть всегда. Это, по большей части нормальный природный процесс. Причем полезный для природы — старый лес выгорает, на его месте вырастает новый.

Но если уж Правительство России решило внести «фактор лесных пожаров» в KPI губернаторов, то правильней было бы оценивать их работу не по «площадям выгорания», а по степени РЕАЛЬНОГО ущерба, который причинил огонь людям и имуществу. Если власти региона остановили лесные палы на подступах к населенных пунктам и хозяйственными объектам и ни один забор в палисаднике и ни одна курица не пострадала - то губернатору надо давать «пять баллов», грамоту и премию.

Если люди не пострадали, но сгорели пара лесопилок и ферма с телками — то «четверка» или «тройка с минусом», но без выговора.

А вот если лесной пожар уничтожит несколько деревень со всеми домами и усадьбами, да еще и люди пострадают — вот тогда надо ставить двойку и делать суровые оргвыводы.

Сейчас же, по сути, предлагается карать и награждать губернаторов за то, кому из них как повезло с погодой. И не надо при этом забывать, что поговорка «дуракам везет» - не на пустом месте родилась  

К примеру, в этом году стильно полыхали леса в Якутии, а в Хакасии таежных пожаров почти не было. Но это не означает, что глава Якутии Айсен Николаев плохой и неумелый хозяйственник. Это значит, что губернатору Хакасии Коновалову просто повезло с погодой.

Новости по теме

Оставить комментарий