Глава Новосибирской области Андрей Травников: «Стране не хватает сверхзадач»

Дата публикации: 22 сентября 2022 года в 18:03.
Категория: Политика.

Кадр AfterShock.NewsКадр AfterShock.News

Новосибирск - третий по численности населения город России после Москвы и Питера. При этом в структуре экономики Новосибирской области велика доля реального сектора, промышленных предприятий. Андрей Травников - представитель нового поколения губернаторов, которые будут управлять страной в следующие 10-20 лет.

О том, каковы взгляды этого поколения политиков и каким они планируют будущее нашей страны Андрей Травников рассказал в интервью редактору AfterShock.News Сергею Брекотину.

С.Брекотин:  Андрей Александрович, здравствуйте! Спасибо, что встретили, согласились провести интервью.

А.Травников: Добрый день.

С.Брекотин: Знаете, одним из первых вопросов, сейчас самая горячая тема это у нас, конечно, Украина. И вы недавно ездили в Беловодский район и город Мариуполь. Соответственно, можете рассказать, в чем состоят задачи Новосибирской области, в чем заключалась ваша цель командировки.

А.Травников: В Беловодском районе – это общая шефская помощь, помочь в восстановлении разрушенных зданий, изношенной инфраструктуры, помочь в налаживании мирной жизни, помочь внедрению некоторых российских стандартов. Ну в частности, стандартов образования в школах. Школы Беловодского района с 1 сентября по российским образовательным стандартам работают. Помочь перестроиться на новую нормативную базу, в том числе, например, аграриям, которым приходится реализовывать свою продукцию или закупать материалы, запчасти по другим процедурам, отличным от того, что было на Украине. Вот такие задачи, очень широкие задачи.

В Мариуполе задачи более, может быть, конкретные, хотя не менее масштабные. За нами закреплено восстановление одного из жилых кварталов. Все жилые дома в Мариуполе серьезно пострадали от обстрелов, в том числе, один из кварталов, 18 домов мы будем помогать восстанавливать, готовить к зиме.

С.Брекотин: А такой сразу вопрос, вот это восстановление оно будет идти за счет чего, за счет какого финансирования?

А.Травников: Конечно же, предполагается федеральные транши. Ну например, в городе Мариуполь восстановление полностью идет за счет федерального бюджета. Но, тем не менее, в связи с тем, что задачи срочные, недавно начался учебный год, на носу начало отопительного сезона и терять время на какие-​то там формальные процедуры нельзя, то зачастую мы действуем так, что из областного бюджета из резервного фонда правительство выделяет средства на проведение работ, а потом уже заявляем компенсацию в федеральный бюджет.

С.Брекотин: То есть, вот эта помощь со стороны Новосибирской области, ну и вообще в целом, она, какие сроки у нее примерно, плюс-​минус? Подшефный регион теперь навсегда?

А.Травников: Ну я думаю, что добрые отношения с Беловодским районом теперь сохранятся навсегда. Мы как-​то уже друг другу родными стали. Конечно же, необходимости серьезных вложений, серьезных работ, наверное, в следующем году уже не будет, как в этом году. Но тем не менее, сотрудничество и помощь будет, я думаю, что на многие годы. В Мариуполе, ну по крайней мере, до момента восстановления жилых домов в том квартале, который нам определен.

С.Брекотин: А работать будут в том числе новосибирские специалисты?

А.Травников: Работать будут новосибирские специалисты, но местные жители, что в Беловодском районе, что в Мариуполе очень заинтересованы в работе. Ну все-​таки, видимо, работы немного и доходы не такие высокие, поэтому много желающих поработать на объектах в Беловодском районе местных жителей, уже достаточно большое количество жителей Мариуполя работают вместе с нашими специалистами, поэтому вот такая сводная команда.

С.Брекотин: Появлялись такие комментарии, что вот деньги вместо того, чтобы в Новосибирске потратить, потратят их в Мариуполе. То есть, а получается, так как будет федеральное финансирование, получается, наоборот, мы получим, новосибирские компании получат дополнительный объем работ в том числе.

А.Травников: Ну конечно, получат с одной стороны, но с другой стороны, расходы из областного бюджета они тоже потребуются. Ну в конце концов есть такая гуманитарная помощь, просто наш жест доброй воли тем людям, которые оказались в непростой ситуации. И мы, наверное, даже не будем претендовать на его возмещение из федерального бюджета. Ну а по поводу того, зачем помогать соседу, если самому деньги нужны, ну мне кажется, это как-​то не наш, не русский подход. В самые сложные времена истории нашей страны мы всегда находили возможность помочь тем, кто оказался в тяжелой ситуации.

С.Брекотин: А вот еще смотрите, если вот даже не считать разрушенную инфраструктуру, вообще общий уровень состояния инфраструктуры на Украине, он по идее, он гораздо ниже российского. И вот если сравнивать, к примеру, Мариуполь, Беловодский район с Новосибирской областью, вот на ваш взгляд, инфраструктура намного в более плачевном состоянии находится, на таком же уровне, может, более лучшем?

А.Травников: Мариуполь сложно оценивать. Во-​первых, я не весь город смотрел, я целенаправленно ехал в тот район, где мы работаем. И ни одного дома не пострадавшего нет, ну по крайней мере, по маршруту вот как я ехал, я видел, что ни одного дома не пострадавшего нет. Причем, бросилось в глаза, что много попаданий, повреждений не только на уровне верхних этажей, казалось бы, разумно с военной точки зрения, старались выбить снайперов или гранатометчиков, которые занимали места, где хороший обзор. А много попаданий на уровне второго, третьего этажа, так скажем, с теневой стороны, то есть, такое ощущение, что или случайное попадание, или специально били для того, чтобы обрушить целые подъезды, поэтому там, конечно же, говорить о том, что инфраструктура более развитая или не развита, сложно, там просто все восстанавливать нужно.

В Беловодском районе… ну Беловодскому району, может быть, повезло больше, чем другим территориям, потому что его союзные силы освободили достаточно быстро, есть пострадавшие индивидуальные дома, есть пострадавшие социальные объекты. Как рассказывают местные жители, вот пару дней ВСУшные танки, пока их не выдавили с территории, стреляли, причем, опять же, если попадание в жилые дома как-​то можно объяснить, они стоят вдоль дороги, вполне возможно, что пытались попасть в колонны наших войск, которые шли, то зачем было стрелять в социальные объекты на территории, которую обороняешь, непонятно. Но тем не менее, относительно других территорий ЛНР или ДНР военных повреждений не так много.

Что касается общего состояния, ну по-​разному, видно было, что последние годы привели в порядок центральную районную больницу, по крайней мере, основное здание и с точки зрения облика здания, и с точки зрения наличия оборудования, видно, что какие-​то деньги пришли.

Что касается остальной инфраструктуры, то видно, что серьезных вложений давно не было. Практически полностью в запустении теплоснабжение социальных объектов. Причем такая интересная ситуация, весь район газифицированный, в том числе, и газовые котельные были в свое время во всех школах, во всех ФАПах, амбулаториях, социальных объектах, но за последние годы, уж я не знаю, по какой причине, в отместку за несостоявшийся референдум 14-го о присоединении к Украине, или еще по какой-​то причине, видно, что деньги не вкладывали, газовые котлы все порушены, перешли на котлы с отоплением на дровах и на угле. Как я смеялся, я говорю: «В вашей степной зоне где вы хоть вы дрова-​то находили?». Даже и эти-​то котлы многие изношены и к сезону этого года мы понимали, что не готовы были, поэтому пришлось достаточно оперативно поставлять газовые котельные, устанавливать систему теплоснабжения, это сделано в отношении всех школ, медицины.

С.Брекотин: То есть, уже сколько-​то школ теплоснабжения системы сделаны?

А.Травников: Там все-​таки климат другой, отопительный сезон начинается с 15 октября, но большинство школ уже и социальных объектов уже системы отопления они модернизированы, переведены на газовое отопление и приведены в порядок. Интересная ситуация по дорогам. Как рассказывают, это был какой-​то проект, программа, послевыборная Зеленского, значит, стали ремонтировать дороги, причем, таких две странности. Во-​первых, привлекли турков, турецкие компании, прям вот из Турции рабочие приехали, местные кафе даже кухню для них турецкую осваивали. На вопрос: а почему турки-​то? Что неужели своих дорожников не хватает? Мы знаем, турки хорошо строят крупные там объекты, торговые центры, стадионы и так далее. Но уж дороги-​то, наверное, местные украинские дорожники могли бы сделать. Ну вот турки. Ну очевидно, Турция дважды на Украине заработала: сначала, наверное, займ дала для дорог, а потом уже эти деньги себе отработала. Это первый нюанс.

Второй нюанс, значит, хорошие дороги, свежепостроенные начинаются сразу за блокпостом с Луганской народной республикой. Вот из Луганска выезжаешь несколько километров, доезжаешь до блокпоста, начинается территория бывшей Украины, и пошли хорошие построенные дороги через некоторое время, значит, они заканчиваются. То есть, видно, что демонстративно для того, чтобы луганчанам показать, вот начинали строить дороги с того места, где они, в принципе, не очень, не в первую очередь востребованы. Пожалуй, вот как-​то серьезны следов таких крупных вложений за последние годы на территории района я не увидел. Хотя видно, что народ хозяйственный и даже те объекты, которые достаточно старые, ну в частности, три конезавода, каждому из них по две, по две с лишним сотни лет, то есть, это императорские конезаводы, понятно, что очень древние здание, но сохранены очень бережно, видно, что старались, несмотря ни на что…

С.Брекотин: И до сих разведением лошадей занимаются?

А.Травников: Занимаются до сих пор разведением лошадей, да.

С.Брекотин: Андрей Александрович,  а еще, такой вопрос, может быть, немножко личного характера. Там же, получается, линия боевых действий она проходила относительно недалеко от мест, где вы прибывали в командировке. Или далеко?

А.Травников: Ну в тот период, когда я был, все-​таки линия боевого соприкосновения уже отошла, то есть, уже был освобожден Лисичанск, все-​таки Беловодский район – это приграничный к Ростовской области, самый восточный район, поэтому прилетов там не было. Если на этот счет, за последние месяцы туда ни ракет, ни снаряды не попадали, террористические акты были в отношении местных руководителей, но вот прилетов не было.

С.Брекотин: А соответственно, вашу безопасность кто обеспечивал? Или это как военная тайна?

А.Травников: Ну, конечно, есть некоторые закрытые вещи, но не скрою, конечно же, любое должностное лицо из Российской Федерации привлекательный объект для каких-​то провокаций, поэтому определенные меры безопасности со стороны наших военных принимались.

Что касается сегодняшних настроений, ну вот конкретно в Беловодском районе, особенно это ярко проявляется в Мариуполе, люди живут ожиданием скорейшего вхождения в Российскую Федерацию. Причем…

Ну вот мне в Мариуполе прямым текстом люди сказали… Получилась совершенно случайная встреча, когда я приехал в этот квартал, там жители собрались на собрание, встреча с главой района, обсуждение там насущных житейских вопросов. Кстати, меня удивило, что очень много людей осталось жить. Ни одного живого дома, но людей много и они прямым текстом сказали, они не готовы на компромисс. Они говорят: «Если будет Россия, мы здесь останемся, даже ДНР мы не хотим, мы хотим в Россию».

С.Брекотин: Это, на самом деле, хорошо. И вот количество людей активных сторонников их много? Ну общее впечатление?

А.Травников: Мне показалось, много. Кто-​то смело высказывает свою позицию, кто-​то все-​таки боится, потому что ну определенная неуверенность, опять же, отсутствие вот этого статуса субъекта Российской Федерации, почему люди хотят побыстрее в Россию, им хочется определенности, уверенности, защищенности некоторой. Поэтому кто-​то все-​таки опасается, ну и все-​таки спецслужбы Украины они тоже не дремлют, они всячески через соцсети, через различные слухи, через вот организацию терактов, они все-​таки людей запугивают. Но тем не менее, когда начинаешь разговаривать с людьми, они доверительно начинают рассказывать, конечно, все живут ожиданием скорейшего вхождения в Россию. И вот по итогам той поездки, мне показалось, их подавляющее большинство.

С.Брекотин: То есть, опросов не проводилось последнее время?

А.Травников: Ну, мы же все-​таки шефы, мы не выполняем какую-​то административную функцию. Поэтому ни опросы там, ни перепись никакую мы не проводили.

С.Брекотин: А если говорить вот про административные структуры в Крыму в 14-м году большинство административных структур они как бы остались работать без изменений. То есть, основной костяк, основной состав всех госслужащих он остался на местах, там даже от армии, я сейчас уже боюсь сказать точный процент, но очень немного, там в районе 10% военных там только уехало. Такой же костяк в подшефных регионах он сформировался?

А.Травников: Здесь ситуация другая, потому что ну все-​таки с 14-го многое изменилось и после 14-го года киевский режим ставил на все ключевые должности, там от руководства администрацией до руководства отдельных бюджетных учреждений, ставил людей антироссийски настроенных. После 14-го года были преследования со стороны СБУ за вот попытку того самого референдума о присоединении к России. Людей дергали, людей увольняли с работы, поэтому когда союзные силы территорию освободили, ну как только они стали уже подходить, многие вот эти бывшие руководители про украинские, они быстро собрались, прихватили что могли прихватить и уехали на территорию Украины. Ну в основном, в Харьков. Поэтому многие коллективы приходилось создавать заново, многие процедуры заново выстраивать.

Как вот коллеги рассказывают, в марте, конечно, был тяжелый период, когда, например, в течение двух недель не работала ни администрация, ни пенсионный фонд, ни многие социальные службы. Пока шел вот процесс восстановления коллективов.

С.Брекотин: То есть, это вот прям такой тест на лояльность у них был, причем, я так понимаю, поскольку люди уезжали, то есть, они успели себя либо замарать, либо они действительно были идейными? Или здесь и то и другое?

А.Травников: Я думаю, что здесь и то и другое. Не буду называть, но мне рассказали такие истории, что люди, когда уезжали, старались из подведомственного своего учреждения там прихватить побольше оборудования, инструмента, забить багажники своих машин.

С.Брекотин: Соответственно, что в очередной раз усложняется деятельность по восстановлению жизни на этих территориях.

А.Травников: Много все-​таки вывезти не смогли, потому что это было в спешке, это раз. Во-​вторых, ну все-​таки люди, поддерживающих Россию и желающих жить в составе России больше, и многие вещи все-​таки пресекались.

С.Брекотин: Получается, ну с чиновниками высоких рангов более или менее понятно. Но вы сказали, что школы возобновили свою работу и вот сейчас открылись. То есть, если говорить про школы, то большинство контингента они продолжили работы, то есть, состав педагогов остался?

А.Травников: Они продолжили работу. И вот события последних дней, недель, вы наверное знаете, да? Это настолько расстроило киевский режим, потому что, ну видимо, у них была какая-​то надежда сформирована, что первое сентября будет сорвано, что дети останутся без обучения. Это не случилось и вот последние недели, по-​моему, вот буквально в течение 5 дней, была явно развернута кампания по преследованию учителей, которые остались работать, там чуть ли не Верховная Рада в срочном порядке законы принимает об уголовной ответственности педагогов, которые остались преподавать в школах на освобожденной территории.

Это, конечно, людей напрягает, многие боятся, но тем не менее, 1 сентября в Беловодском районе все школы стали работать. Мало того, были восстановлены кабинеты русского языка, восстановлено преподавание русского языка. Ситуация, конечно, просто дикая, ненормальная. На территории, где большинство разговаривают на русском. Я в самых отдаленных селах встречался в людьми, от мала до велика все разговаривают на русском. Пытались запретить даже факультативное преподавание русского языка. И люди долго упирались, но тем не менее, вот если бы не специальная военная операция, с 1 сентября этого в Беловодском районе не осталось бы ни одной школы, которая бы даже по желанию родителей могла преподавать, или преподавать на русском языке. Кабинеты русского были ликвидированы, все учебники, учебные пособия были изъяты, все это пришлось заново восстанавливать, вот учебники, учебные пособия мы.

С.Брекотин: Как говорят, вот хочешь развалить страну, займись воспитанием детей. То есть, через поколение будут все возможности. А если говорить про Украину в целом, складывается впечатление, что сама Украина на текущий момент уже да, то есть, если мы говорим не про 91-й год, а вот уже про 2021-22 год, это глубоко убыточное предприятие. То есть, живет в основном за счет займов, торгового сальдо не сходится, то есть, внешнеторговый дефицит. Соответственно, сложно говорить, чем обеспечены пенсии в государстве, ну и далее по списку продолжать можно долго. В целом, хозяйство оно достаточно, как сказать, сложно назвать его рентабельным, которое может жить за собственный счет. Если говорить про подшефные регионы, возможно говорить о том, что в ближайшие годы эти регионы могут успешно развиваться за свой счет? Или же это вот как-​то депрессивные регионы?

А.Травников: Ну я бы не назвал депрессивными, мне сложно рассказывать, какая система межбюджетных отношений в Украине существовала, и был ли Беловодский район, например, дотационный или самодостаточный. Но что касается предприятий, то это такой крепкий сельскохозяйственный район, с хорошей землей, с хорошим климатом, там как крупные хозяйства есть, частные хозяйства, так и небольшие фермеры, и видно, что на полях разная техника есть, есть и те же самые россельмашевские комбайны, как и у нас, есть и современные импортные, поэтому сельское хозяйство, я так думаю, что самодостаточно.

С.Брекотин: Учитывая, что боевые действия шли как раз, да? То есть, недалеко.

А.Травников: Самодостаточное сельское хозяйство, конечно, сложнее, вот в этими тремя конезаводами. Вообще чудо, что они сохранились и выжили, потому что там со стороны киевского режима там никакой государственной поддержки не было, они сами себя обеспечивали. Как говорится, вот сколько жеребцов племенных продадут, причем, где только могли находить и как говорят, в основном, через перекупщиков реализовывали жеребцов, вот столько денег они получали. Сегодня они получают поддержку государственную из бюджета Луганской народной республики, это правильно, потому что они даже на Украине были государственными конезаводами, поэтому, конечно же, собственник должен нести ответственность за их сохранение.

А так, в целом, сельское хозяйство, я думаю, самодостаточное.

С.Брекотин: Такой момент, не секрет, что у нас в России бывают периоды, когда Россия является сильным государством, бывают моменты слабости у нас. Вот не повторится такой ситуации, когда наступит момент такой некой слабости российской в том или ином виде, регионы опять захотят… Сейчас присоединятся, а в будущем захотят отделения?

А.Травников: Мне кажется, эти 30 лет для них стали хорошим уроком, события последних лет, 14-го года, 22-го года сильно, мне кажется, отторгают от желания вернуться. Потому что, вот вы говорите, хочешь развалить страну, займись молодым поколением. Но даже молодое поколение, мне показалось, оно воспитано вот этим духом воспоминания общей истории, героизма Великой Отечественной Войны. Ну как в частности, могу сказать, что совсем недавно на территории Беловодского района ребята вступили в юнармию. То есть, даже молодое поколение тянется к этим истокам. И как бы СБУшники не пытались заставить убрать Советские символы с мемориалов… это до чего доходило, пытались заставить звездочки красные убрать с обелисков. Люди сопротивлялись, этого не допустили, и мне кажется, вот это все издевательство глубоко засело в подкорке и я думаю, что это хорошая прививка от желания возвращаться в эти националистические времена.

С.Брекотин: Более того, сейчас видим на танках ВСУ белые кресты, то есть, понятно, кто на какой стороне воюет. Спасибо за такие вот ответы откровенный по Украине. Ну то есть, с вашей точки зрения. Знаете, поскольку я сам лично являюсь редактором сайта AfterShock и мы рассматриваем у себя, анализируем наступающий энергетический и финансовый кризис, не секрет, что сейчас в общем-​то мир вступает в период кризиса. То есть, это можно наблюдать в Европе, там это прям сейчас разрастается, но скорее всего, будет улучшаться. И в такие периоды кризиса проверенный способ как раз в Советском союзе был применен, то есть, это плановая экономика. Если говорить глобально, как вы рассматриваете возможности государственно планирования на уровне государства в целом в будущем?

А.Травников: Возврат к полному формату советской экономики, конечно, невозможен. Мы останемся частью глобального мира. Под этим я понимаю не тот глобализм, за которым скрывалась попытка такого технологического колониализма, имеется в виду, часть мировых рынков. То есть, нам новый железный занавес и максимальное закрытие, я считаю, не нужно, с одной стороны. С другой стороны, я считаю, что мы серьезно, да, уже сегодня серьезно задумываемся о протекционизме, импортозамещение – это не просто импортозамещение, это по сути дела поддержка наших местных производителей, чем мы может быть серьезно не занимались в предыдущие годы.

Что касается плановости, ну вот опять же, немного вернусь к протекционизму, все-​таки мое мнение, мы будем развиваться на принципах рыночной экономики, то есть, в условиях конкуренции. Конкуренция – это мощная вещь, было бы желательно давать преимущество нашим российским производителям, не теряя принципа конкуренции. Ну например, после 14-го года с сфере закупок медицинских препаратов, медицинского оборудования существовал тогда хороший принцип. Третий лишний. То есть, когда в стране есть два производителя товара местных российских, которые способны конкурировать, например, участвуя в закупках по госзаказу, то иностранные участники не допускаются к участию. Таким образом сохраняется конкуренция и обеспечивается некоторый протекционизм. Но тем не менее, нужно понимать, что все-​таки рынок Российской Федерации он не настолько масштабен, ну все-​таки 150 миллионов населения это не миллиарды как в Азии и в Европе, уровень конкуренции у нас будет, наверное, не такой высокий, а развиваться необходимо, и здесь элементы регулирования они, конечно, необходимы.

Это не будет стопроцентное планирование всего и вся с установлением ценообразования, но тем не менее, определение некоторых прогнозов по объемам производства, соответственно, прогнозов, как на это отреагируют рынки, как требуется развивать инфраструктуру, мне кажется, это насущная задача.

Ну как пример, вот уже третий или четвертый год бьемся за решение проблемы по отгрузке угля с начала в восточном направлении, а теперь уже во всех направлениях. То есть, угольщики… сначала мы говорили, что угольная отрасль депрессивная, что ее ждет спад, вдруг оказалось не так. Китай стал потреблять все, что мы производим. Угольщики стали активно развиваться. В итоге, мы вдруг мы с удивлением узнали, что инфраструктура железнодорожная не успевает за этим развитием. И опять же, угольные компании в своем развитии стали тормозиться со всеми вытекающими последствиями, вплоть до социальных проблем, в виде безработицы, невыплаты заработной платы. Конечно, такие вещи нам допускать нельзя, пускать это на откуп дикого рынка ни в коем случае… ну за этим же тысячи людей, семей и так далее. Поэтому здесь однозначно требуется управление, прогнозирование, управленческое воздействие, определение, вплоть до того, что введение определенных квот: здесь добываем столько, сюда даем столько. Значит, в перспективе, рост возможен такой-​то. Вот мне кажется, для нашей российской экономике это сегодня необходимо.

С.Брекотин: То есть, на западе очень любят говорить, что рынок все порешает. Но если посмотреть на те же отрасли в любой стране, как правило, они выросли благодаря национальному протекционизму.

А.Травников: Точно. И на самом деле, скрытые инструменты управления рынком есть в каждом государстве.

С.Брекотин: Я как человек, проработавший более 9 лет в западной компании, могу сказать, что у нас планы были и на год, и на 5 лет, и на 25 лет, поэтому… Мне как бы просто про этот рынок слышать немножко забавно. А вот опять же, госплан он хорош для того, чтобы не распылять ресурсы, вот как вы на это смотрите? Встречались с таким? Ну то есть, не госплан, а государственное планирование.

А.Травников: Здесь есть другой эффект, мне кажется. Ну все-​таки еще раз повторю, я не думаю, что мы перейдем на стопроцентное планирование советского периода, когда вот расписано от и до. Но в чем необходимо планирование с целью более эффективного использования ресурса. Ну наверное, может быть, это зависит от нашего определенного менталитета, мы все-​таки начинаем показывать лучший результат, когда перед нами серьезная задача, сверхзадача, жесткие сроки, мы мобилизуемся, сплачиваемся, начинаем быстрее принимать решения и более энергично их воплощать в жизнь. Ну вот мне кажется, сегодня нашей стране не хватает таких вот сверхзадач, ну вот по масштабам космической или ракетной программы, или атомного проекта, вот что-​то подобное нам необходимо.

Вот для новосибирских ученых таким сверхпроектом, сверхзадачей является Скиф, вот видно, что они в итоге мобилизовались, они нашли даже в сегодняшних сложных условиях, в условиях ограничений, решение, как этот проект реализовать. Но таких проектов нужно для нашего государства, мне кажется, больше, таких проектов, тогда можно будет вытянуть экономику.

С.Брекотин: На самом деле, ту получилось достаточно забавно. У меня был заготовлен следующий вопрос, но вы на него сразу ответили. Спасибо. И знаете, поскольку уже заговорили про Новосибирск, я вот не могу не спросить. Для меня лично больной вопрос. Я сам из Казахстана, я приехал в 15 лет, последние 28 лет я езжу регулярно по трассе Новосибирск-​Карасук-Павлодар-Астана. Первые разы я не буду вспоминать совсем 90-е годы, но вот начиная с 2000-х годов по России дорога всегда была отличная, ну то есть, заметно лучше, чем по Казахстану, разница была очень существенная.

Буквально в этом году, когда я поехал… То есть, получилась ситуация уже обратная. На самом деле, по Ордынской трассе, проезжая Ордынку, 150 км дорога была просто ужасная. Соответственно, въехал в Казахстан, а там уже, в свою очередь, от границы до Павлодара отремонтировали дорогу, а от Павлодара до Нурсултана, там уже автобан у них. То есть, там разрешенная уже 140 км скорость у них. Как вот так у нас получилось с дорогами можете рассказать?

А.Травников: Ну в отношении этой дороги это просчет нашего регионального министерства дорожного хозяйства. Да, в этом году они серьезно накинулись на эту дорогу, были выделены серьезные средства, 2,6 млрд рублей для того, чтобы ее ускоренно приводить в порядок, но делать это нужно было еще в прошлом году, все-​таки приоритеты при распределении денег в прошлом году были расставлены не совсем правильно и эту дорогу упустили. Может быть, не среагировали на общие изменения, все-​таки климат меняется и это сказывается, как ни странно, не только на аграриях, но и на дорожниках, потому что преимуществом сибирского климата раньше всегда была настоящая ровная зима, потому что для дорог хуже всего это оттепели, переходы через 0, когда увлажненный асфальт, увлажненная почва, подушка, при замерзании начинает расширяться, рваться и идет ускоренное разрушение. В европейской части к этому уже привыкли, ямочный ремонт, вплоть до того, что зимой это обычное явление, нам к этому приходится привыкать, но наверное, сделать вывод нужно вот из того, что упустили в прошлом году. И на опорную сеть дороги все-​таки обращать внимание. Еще раз могу подтвердить, что в этом году по восстановлению дороги очень большой объем работы делается и он будет продолжен в следующем году.

С.Брекотин: Я могу дополнить, потому что я ездил в апреле и в августе и действительно разница уже в лучшую сторону она была откровенная. То есть, тут я как бы да со своей стороны могу подтвердить. А еще знаете, если говорить, я вот на днях был в Москве, и там был день города 875 лет Москве, праздновали. И несколько видео с дня города я выложил у себя в телеграмм канале и у меня был шквал гневных комментарием. Причем я обратил внимание, это не только на моем телеграмм-​канале, в большом количестве других. И сейчас я вот читаю, что у нас 23-24 сентября запланированы торжественные мероприятия по поводу 85-​летия Новосибирской области с фейерверком. Вот как вы считаете, уместно подобные мероприятия?

А.Травников: Ну что-​то уместно, ну например, праздничный концерт, с учетом тех исполнителей, репертуара, который мы предполагаем, он наверное нужен. Все-​таки некоторые сплочение, объединение, поддержка друг друга необходима не только там в Донбассе, но и здесь друг друга нам необходимо поддержать, поэтому в этой части праздничные мероприятия состоятся. Я имею в виду, концертные выступления. Что касается фейерверка, я с вами согласен, все-​таки салют – это ну такое символичное некоторое действие. И лучше мы отстреляем салют, когда для этого будет серьезный повод, вот когда укронацистов окончательно вычистим с Донбасса, вот тогда стрельнем, поэтому да, фейерверка в этом году не будет.

С.Брекотин: Могу сказать только вам спасибо за такое решение. Очень приятно, на самом деле, услышать. Еще смотрите, такой вопрос. Если говорить про мобилизационные какие-​то проекты в Новосибирской области, какими мобилизационными проектами есть какие-​то точки для роста? Такого плана.

А.Травников: Вы про экономику говорите?

С.Брекотин: Про экономику, да.

А.Травников: Ну смотрите, экономика Новосибирской области, она же очень диверсифицированная. И говорить, что отдаем приоритет одной отрасли, а другую отрасль оставим на потом, было бы не совсем правильно. Конечно, у нас есть некоторые исторически сложившиеся направления роста или новые возможности, но в целом, мы стараемся поддержать, создать условия для развития экономики в целом. Ну вот такая Новосибирская область, в ней есть все. Как шучу, мы и золото добываем, и даже переплавляем. Мы и серверы производим, и даже высокотехнологическое медицинское оборудование.

Поэтому нам интересно развивать все, но определенные акценты, конечно, есть. Акценты это инфраструктура, для нас очень важно развитие логистики. Ну достаточно посмотреть на глобус, все становится понятно, мы в центре самого большого континента на планете. С одной стороны, это хорошо, мы крупный транспортный узел на этом континенте Евразии. С другой стороны, такие длинные ветки транспорта, конечно же, давят на экономику, на себестоимость. И логистику нам нужно развивать, и мы развивали ее в предыдущие годы. И кстати, в правильности этого убедились как раз в этом году. Когда после введения санкций многие каналы поставки оборудования, материалов обрушились, нам пришлось выстраивать их заново, резкий разворот на восток, что касается экспорта, то вот теми возможностями логистическими, которыми мы создавали раньше, многие наши предприятия воспользовались. Это первое.

Ну и с точки зрения поддержки развития нашего сельского хозяйства, нам, конечно, нужна переработка. Опять же, это связано с логистикой. Потому что одно дело везти зерно из Кубани, где до Новороссийского порта рукой подать, а другое дело из Новосибирска, что на восток 5000 км, что на запад 5000 км. Поэтому нам нужна собственная переработка здесь.

С.БрекотинЕсли говорить про Новосибирскую область, вот Новосибирская область она участвует в мировых процессах?

А.Травников: Участвует. Ну во-​первых, экспортно-​импортные операции. У нас есть много экспортеров и импортеров. И с каждым годом мы прибываем. Во-​вторых, научная деятельность. Конечно же, в первую очередь за рубежом Новосибирск ассоциируется с Академгородком. И несмотря на все ограничения, контакты международные сохранились, образовательная деятельность. К нам стремятся направлять студентов на обучение, ну и я бы еще отметил, нашу медицину. На самом деле, в странах Азии Академгородок вспоминают уже на втором месте, а на первом месте очень часто отмечают: «А мы в Новосибирск ездим лечится или проводить какие-​то операции».

С.Брекотин: Могу дополнить, что я одно время жил в городе, ездил возле вокзала и ездил работать в Академгород. И в маршрутке, когда садился, очень часто спрашивали, как доехать до Мешалкино. Это у меня из жизни прям такой вот момент. А еще знаете, вот уже в завершении сегодняшнего интервью, у меня такой вопрос вот ваше мнение, мы как в дальнейшем будем жить: лучше, хуже? Россия и Новосибирская область.

А.Травников: Мы будем жить лучше, с одной стороны. С другой стороны, к хорошему привыкаешь быстро и наши запросы, наши пожелания, требования они будут также быстро расти, поэтому очень важно нам развивать экономику такими темпами, чтобы не отставать от запросов личных и запросов жителей Новосибирской области.

С.Брекотин: Спасибо большое за такие, как сказать, конкретные ответы, четкие.

А.Травников: Спасибо.

 

Новости по теме

Оставить комментарий