В деле бывшего главы омского Минздрава Солдатовой не нашли ущерб

Дата публикации: 22 июля 2021 года в 21:59.
Категория: Криминал.

В уголовном деле экс-министра здравоохранения Омской области Ирины Солдатовой, обвиняемой в превышении полномочий при закупках медоборудования, обнаружились нестыковки, которые позволили ее защите ходатайствовать о прекращении уголовного преследования, в связи с отсутствием в действиях женщины состава преступления.

Бывшей чиновнице вменяют организацию закупок медтехники во время пандемии по завышенной стоимости. Но материалы проверки управления федерального казначейства, которые и стали поводом для возбуждения уголовного дела, оказались несостоятельными. Вывод о якобы завышенное стоимости закупок основывался на неверном сравнении оборудования и не учитывал скачок цен в пандемию.

При этом еще и расчет ущерба был поручен эксперту, не имевшему соответствующей квалификации. Следствие, однако, пока продолжает опираться на материалы этой спорной проверки.

Как сообщает издание «Московский монитор», 30 июня в очередной раз был продлен срок предварительного следствия по делу Ирины Солдатовой – до 30 августа 2021. Однако защита обвиняемой намерена обратится с ходатайством о полном прекращении уголовного преследования экс-министра.

Уголовное дело в отношении бывшей региональной чиновницы было возбуждено 30 ноября 2020 года. При этом на должности главы Минздрава Омской области Ирина Солдатова работала всего полгода - со 2 апреля по 6 ноября 2020 года.

По версии регионального управления СКР, Солдатова и «неустановленные лица» - сотрудники министерства и Дирекции превысили полномочия, что повлекло тяжкие последствия (п. «в» ч. 3 ст. 286 УК РФ).

Следствие предполагает, что «не позднее» 8 апреля 2020-го Солдатова и неустановленные лица превысили полномочия при подготовке и заключении госконтрактов с пятью юрлицами – ООО «Инфомед», ООО «Линкос МК», ООО «УникХелс», ООО «НьюМедТех», ООО «НикМед».

Речь идет о поставках оборудования для медучреждений, которые весной прошлого года были экстренно перепрофилированных для лечения пациентов, зараженных коронавирусом. Срочно закупались в том числе аппараты искусственной вентиляции легких. Сумма ущерба от заключенных якобы по завышенным ценам госконтрактам превысила 105 млн руб., полагают в региональном управлении СКР.

Но в ходе расследования в деле обнаружился целый ряд нестыковок. И похоже, у СКР вообще не было оснований для его возбуждения. В деле нет ущерба, который вменяет Солдатовой следствие. Дело в том, что вывод о якобы имевшем место ущербе, а как следствие - и совершенном преступлении, основывался на акте проверке областного Управления федерального казначейства (УФК). Но при проведении этой проверки были допущены существенные методологические ошибки, которые повлекли за собой неверные выводы.

Так, при расчёте начальной максимальной цены контракта, УФК сравнивало заведомо несравнимое оборудование, отличающееся по техническим характеристикам, которые напрямую и принципиальным образом влияют на его цену. Кроме того, для сравнения брали контракты которые были заключены либо сильно ранее, либо значительно позже, исследуемого периода. Игнорирую тот факт что сам период пандемии вызвал на рынке медтехники серьезные колебания.

Об всем этом четко высказался специалист, проводивший рецензию на акт УФК:

Основываясь на положениях закона и утвержденной методологии расчета, НМЦК, определенные комиссией УФК по Омской области, некорректны и методологически неверны по следующим причинам:

- Для сравнения используется оборудование разного класса качества, с существенными отличиями в характеристиках и комплектации, что является грубейшей методологической ошибкой, сравнение аппаратов разных моделей и марок не является релевантным и показательным (нарушение п.3 вышеприведенной методологии, о сравнении идентичных товаров);

- В случае сравнения однородных, но не идентичных товаров, согласно п. 2 методологии, необходимо было применить коэффициенты или индексы для учета различий в характеристиках товаров. Данное требование не было выполнено, налицо несоблюдение требований закона;

- В рамках проведения самостоятельных расчетов НМЦК, представители комиссии отбирали в качестве аналогов контракты с самой низкой ценой поставки, что является умышленным занижением стоимости относительно среднерыночной.

20 марта 2020 года федеральный Минфин, МЧС и ФАС опубликовали совместное письмо-позицию о проведении закупок в пандемию. Этот документ фактически временно отменил конкурсные процедуры в госзакупках, разрешив больницам, региональным Минздравам и другим органам власти покупать товары и услуги у так называемого «единственного поставщика» без тендера. Для госзакупок коронавирус был признан «обстоятельством непреодолимой силы» и «чрезвычайной ситуацией» на 2020 год с возможностью продления, пока будет сохраняться режим повышенной готовности.

Одновременно всем региональным Министерствам здравоохранения было поручено в кратчайшие сроки развернуть дополнительный коечный фонд для ковидных пациентов и срочно обеспечить больницы реанимационным оборудованием, в том числе аппаратами ИВЛ.

Омский Минздрав, добросовестно выполняя это распоряжение федеральных властей, производил запрос коммерческих предложений у поставщиков – в точности так, как это предписывает сделать ФЗ «О контрактной системе». При этом, оборудование для больниц области было куплено по среднерыночным на тот момент ценам – с учетом общего подорожания во время первой волны пандемии. Но не по средним ценам в момент проведения проверки в конце 2020-го, когда больницы уже были обеспечены всем необходимым и ажиотажный спрос на медоборудование на рынке спал.

Тем не менее, получив результаты проверки 25 ноября 2020 года, Омское управление СКР уже через пять дней возбудило на руководителя областного здравоохранения уголовное дело. При этом следствие не стало проводить ни собственную полноценную проверку, ни экспертизу.

Сейчас Солдатова является единственной обвиняемой по делу. Виктор Бабиков по-прежнему находится в статусе подозреваемого, а иные лица в деле вовсе не фигурируют. Поэтому неясно, о какой «группе лиц», совершивших преступление, говорит следствие. Изменение статуса Солдатовой с «подозреваемой» на «обвиняемую» также было произведено следователем исключительно на основании имеющейся на тот момент некомпетентной экспертизы, без учета рецензии и ходатайств со стороны защиты. Такие действия органа предварительного следствия  лишают Ирину Солдатову права на защиту и нарушают принцип презумпции невиновности, устанавливающий, что лицо считается невиновным, пока его вина в совершенном преступлении не будет доказана.

29 января Ирина Солдатова была арестована заочно. Защита предполагает, что это было сделано намеренно, чтобы закрыть женщине фактически возможность въезда в страну, поскольку мало кто, будучи уверен в своей невиновности, захочет добровольно пойти под арест и на период следствия сидеть в СИЗО по сомнительному обвинению. 

Напомним, что задолго до возбуждения уголовного дела Солдатова, воспользовавшись своим конституционным правом на свободу передвижения, выехала из России, но продолжает общаться со следствием и отвечать на все обвинения. Более того, к материалам уголовного дела приобщен адвокатский опрос, в котором экс-министр подробно ответила все пункты обвинения.

Но суд не учел бездоказательность заявлений следствия о «возможном давлении» обвиняемой на свидетелей – это не подтвердили даже сами свидетели обвинения.

Тем не менее, главным фактором в деле остается наличие ущерба. После возбуждения уголовного дела была проведена судебная экспертиза, но она была поручена человеку, который ранее не проводил подобных экспертиз. Ее доверили Владимиру Москвину из ООО «Центр экспертизы и оценки «Альтернатива»».

Но из открытых источников следует, что Москвин – специалист по определению стоимости автомобилей и недвижимости. А медицинское оборудование он никогда не исследовал – у него попросту нет соответствующей квалификации. Защита Ирины Солдатовой пыталась заявить отвод такому эксперту, но доводы адвокатов были проигнорированы.

Тогда защита заказала еще одну экспертизу в крупном независимом экспертном учреждении, а так же были сделаны рецензии на заключение эксперта Москвина, которые позволяют назвать расчет рыночной стоимости, произведенный Экспертом, некорректным и не отражающим реальную рыночную стоимость оборудования, при этом Экспертом допущены грубые ошибки в методологии вкупе с умышленным искажение первоисточника, на который делает ссылку эксперт.

Новая экспертиза стороной защиты была проведена абсолютно по всем контрактам с использованием «ковидных средств». Эксперт пришел к выводу, что 93% закупок проведенных Омским минздравом соответствовали среднерыночным ценам на момент заключения контрактов, а 85% из них были даже ниже среднерыночной стоимости.

Заключение независимого эксперта, а также рецензии на заключение Москвина уже приобщены к материалам уголовного дела.

При этом в Арбитражном суде Омской области продолжается рассмотрение дела по иску ООО «НикМед» к Минздраву Омской области о взыскании 396 млн рублей в счет поставленного оборудования по контракту № 205007. На заседании состоявшимся  30 июня 2021, суд по ходатайству представителя Солдатовой привлек ее в качестве третьего лица, в указанный спор. 

В ходе исполнения контракта, Минздравом Омской области была сделана предоплата в размере 172 миллиона, что составляет 30% от всей стоимости контракта. Все оборудование по контракту было поставлено ООО «НикМед» и принято Омским Минздравом, однако оставшиеся 396 млн рублей, Минздрав оплачивать отказался, мотивируя это как раз тем, что контракт был заключен по завышенной цене и опять же, ссылаясь на акт УФК. При этом сумма, которую вменяют Солдатовой еще не оплачена Минздравом поставщику.

Привлечение в качестве третьего лица в Арбитражный спор, позволит реализовать  Солдатовой И.Г. право на защиту.

Тем временем даже в Госдуме проявили интерес к Ирины Солдатовой, которое в случае обвинительного приговора может осложнить работу честно боровшихся с пандемией врачей и чиновников. Заместитель председателя комитета Госдумы по вопросам семьи, женщин и детей Оксана Пушкина заявила, что будет «внимательно следить за развитием событий»: «У каждого гражданина есть право на защиту. Я верю в законность и беспристрастность суда и следствия в нашей стране, и Омский регион не должен быть исключением в этом».

 

Новости по теме

Оставить комментарий