Французский бунт бессмысленный и беспощадный, давший старт деградации Европы

Дата публикации: 3 августа 2022 года в 08:03.
Категория: Общество.

Парижские беспорядки в мае 1968 года считаются чуть-​ли не очередной Французской революцией, хотя революционного восстания никакого и не было. Были огромные беспорядки – со строительством баррикад, забрасыванием полицейских булыжниками, битьем витрин и поджогами машин. Несколько погибших – случайно; огнестрельного оружия не использовали ни восставшие, ни полиция. Были тысячи раненых, в т.ч. сотни – тяжело.

Экономических причин для данных событий не было практически никаких. В 1960-е годы был невероятный темп роста благосостояния трудящихся, появились социальные законы, обеспечившие французам высокие зарплаты и пенсии, всевозможные льготы малоимущим, защиту от произвольных увольнений и пр. Именно в 1960-е Франция превратилась из крестьянской страны в городскую, а почти все семьи приобрели автомобили.

Изучая причины бунта зачем-​то упоминают, что 5 миллионов французов жили ниже уровня бедности, 500 тысяч не имели работы. Но по сравнению с уровнем жизни в Европе и мире, французский «бедняк» был богачом по сравнению с жителем тогдашнего Гарлема, бразильских фавел или трущоб Бухареста. В общем, фон для революции во Франции 1968-го был совершенно не подходящим. Банальным поводом для студенческого бунта стал запрет юношам свободно посещать общежития для девушек.

Требования бунтовщиков – это вообще отдельная тема, и тем не менее вот многочисленные лозунги восстания: 

«Будьте реалистами, требуйте невозможного!» 

«Мы не хотим жить в мире, где за уверенность в том, что не помрешь с голоду, платят риском помереть со скуки». 

«Звонит будильник. Первое унижение за день».

«С 1936 года я боролся за повышение зарплаты. Раньше за это же боролся мой отец. Теперь у меня есть телевизор, холодильник и «фольксваген», и все же я прожил жизнь, как козел».

«Не торгуйтесь с боссами! Упраздните их!»

«Твое счастье купили. Укради его!»

«Живи, не тратя время на работу, радуйся без препятствий!»

«Человечеству не видать счастья, пока последнего капиталиста не задушат кишкой последнего бюрократа»

«Запрещать запрещено!» 

«В обществе, отменившем все авантюры, единственная авантюра - отменить общество!» 

«Культура - это жизнь наоборот!» 

«Алкоголь убивает. Принимайте ЛСД!»

«Под булыжниками мостовой — пляж!» 

«Пролетарии всех стран, развлекайтесь!»

«Вся власть воображению!» 

Т.е. у восставших студентов не просто не было никакой программы – не было даже стремления сформулировать что-​либо удобоваримое. Подробно анализировать основные идейные постулаты парижских бунтарей бессмысленно, хотя там пытались протестовать и против войны во Вьетнаме и за Че Гевару, и против Израиля и «вообще за все хорошее и против всего плохого».

В марте 1968 г. в Le Monde вышла статья Пьера Вианссона-​Понте «Франции скучно»; именно скука многочисленного, разбалованного, самодовольного и уверенного в своей вседозволенности студенчества и привела к Маю-68.

Бунтари, захватив Нантер, Сорбонну и Латинский квартал, понятия не имели, что делать дальше. И они обратились к «старшим товарищам» - коммунистам. А те воспользовались воцарившейся в столице анархией и, используя профсоюзы в качестве «приводного ремня», объявили всеобщую забастовку с 10 миллионами участников, парализовавшую уже всю страну.

При этом компартия вовсе не хотела никакой революции: ее лидеры прекрасно чувствовали себя, будучи частью истеблишмента. Но выбить из де Голля повышение своего статуса, превратив студенческое восстание в забастовку без серьезных требований – это коммунистам было вполне под силу. Именно коммунисты, формально державшиеся в стороне от событий, превратили всю эту ситуацию в колоссальное потрясение для Франции и всего Запада.

3 мая бунтари начинают строить повсеместные баррикады и забрасывать полицию камнями; полиция разносит баррикады и штурмует университеты. Более 500 человек, в т.ч. 200 полицейских, получает травмы, хотя, надо отметить, полиция ведет себя достаточно выдержанно: по закону, в ответ на бросание булыжниками, она имела право открывать огонь на поражение. 

Всеобщая конфедерация труда (CGT), контролируемое коммунистами, объявляет всеобщую забастовку солидарности с бунтующими студентами. Политическим лозунгом забастовки становится «Десяти лет достаточно!» - это требование отставки де Голля. Не желая никакой революции, коммунисты очень хотят удалить де Голля – сильного лидера, у которого трудно выбить уступки, и заменить его слабыми политиками, склонными к компромиссам.

13 мая по призыву профсоюзов на улицы Парижа выходит полмиллиона человек, а по всей Франции – более миллиона. Хотя быстро выясняется, что переговариваться не о чем: бунтари не требуют ничего конкретного, а вести диалог с теми, кто выдвигает лозунги типа «Хотим всего!» бесполезно.

Ситуация резко ухудшается 14 мая, когда группы троцкистов, маоистов и анархистов пытаются спровоцировать захват заводов бастующими рабочими и сформировать «рабочие советы». Первой жертвой захвата стал крупный авиазавод Sud-​Aviation Bouguenais, затем настал черед заводов Renault. Де Голль чуть ли не единственный раз в своей политической карьере демонстрирует испуг: он уезжает в Германию, в расположение французского воинского контингента: генерал выясняет сможет ли он использовать войска для подавления восстания. 

Наконец, 27 мая правительство Помпиду заключает с профсоюзами беспрецедентное соглашение. «Пролетарии добились невиданных уступок со стороны правительства. Все зарплаты в одночасье повысили на 10%, а минимальную зарплату - на 35. Рабочая неделя была укорочена до 40 часов. Работодателей обязали консультироваться с рабочими по всем вопросам трудоустройства. Французский Трудовой кодекс стал одним из самых прогрессивных в мире.

Однако сегодня многие экономисты полагают, что именно в мае 68-го закончилось процветание Франции. Работодателю стало практически невозможно уволить нерадивого рабочего. Рабочий день сократился до предела. Вошли в обычай двухчасовые перерывы на обед и месячные отпуска.

Последствия этой победы труда над капиталом Франция расхлебывает до сих пор.

Студенческие лозунги отправляются на свалку истории, где, собственно, им и место. Студенты получают право ходить в рваных джинсах и посещать студенток, по превращать общежития в притоны все же не разрешается.

30 мая де Голль объявляет о роспуске Национального собрания и местных органов власти и проведении новых выборов. Май закончился, а вместе с тем революционная активность пошла на спад. Рабочие были довольны, студентам надоел бунт, а оппозиция так и не смогла сплотиться.

Самым забавным во всей этой ситуации стали результаты досрочных выборов в Национальное собрание: партия де Голля получила абсолютное большинство голосов, заняв 293 места. Видимо, французы внезапно осознали, что порядок всё же предпочтительнее хаоса, а потому решили ничего не менять. Тем не менее сам президент так и не смог оправиться от этой несостоявшейся революции и примерно через год ушёл в отставку.

Парижский май 1968 г. стал точкой отсчета новой европейской реальности. Власти пошли на уступки группе откровенных горлопанов и малообразованных себялюбцев (студенческих лидеров), а также вождям коммунистической партии, которые никакой революции не хотят и стремятся только к повышению своего влияния внутри капиталистической элиты.

Легализация однополых браков, общественные симпатии огромной части Европы террористам различных направлений, движение за массовый прием нелегальных мигрантов, выдавливание христианства из общественной жизни – все это последствия Парижского мая. Вообще гипертрофированная терпимость современной Европы к людям и движениям, отвергающим права и свободы, а также базовые христианские ценности – все это имеет корни в Парижском мае 1968-го.


Источник: 

Новости по теме

Оставить комментарий