Никита Исаев: «В Хакасии нет даже псевдоконкуренции»

Дата публикации: 14 августа 2018 года в 07:37.
Категория: Политика.

Никита ИсаевНикита Исаев

В Хакасии побывал известный политик, экономист и лидер общественно-политического движения «Новая Россия» Никита Исаев. Он совершает большой автопробег по стране, чтобы, по его словам, «собрать протестный электорат». Хакасия стала 21-м по счету регионом, который он посетил на пути от Москвы к Тихому океану. Во время визита в Абакан Исаев дал эксклюзивное интервью для «АИС».

- Никита Олегович, правильно ли назвать ваш визит в Хакасию некоей агитационно-пропагандистской акцией в формате автопробега? Или вы сюда, образно говоря, только на разведку? 

- Скорее, на разведку. Агитация и пропаганда – это уже политическая история. Я же считаю, что в той федеративной политической системе, которая сейчас существует, играть в навязанные властью политические игры совершенно бессмысленно - что в Москве, что в регионах. Эта система сама сломается в какой-то момент. Поэтому я сейчас просто формирую и намагничаваю вокруг себя людей, которые разочарованы в политической системе, в ее институтах, атрибутах, в выборах и так далее... Я приезжаю в разные регионы, и вокруг меня собираются люди, которые не знают, куда приткнуться. 

- Есть ли у вас здесь, в Хакасии, сторонники? 

- Пока нет. Визит к вам – это такой дальний заброс ради будущего, что абсолютно нормально в нынешнем разряженном политическом поле. У вас можно работать. 

- Намерена ли ваша общественно-политическая организации «Новая Россия» создавать свои региональные отделения в таких небольших субъектах, как Хакасия, Тува, Еврейская автономная область – маленькие регионы с небольшим количеством населения. Есть ли для вас смысл создавать в них ячейки «Новой России»? 

- Конечно, есть! Во-первых, здесь ровно такие же люди, как и везде в нашей стране, как в Красноярске, Москве, Владивостоке или Калининграде. У них такие же руки, ноги, голова и мозг, такое же желание жить счастливо, никаких различий не наблюдаю. Это первое. Второе: есть регионы, которые пусть небольшие, но знаковые, события в них могут влиять на умы и настроения многих людей. Хакасия, с учетом ее действующего губернатора, который сейчас снова избирается и наверняка изберется, становится таким знаковым регионом. Регионом, символизирующим отсутствие демократии по всей стране. И бить в такую точку всегда любопытно.

В регионах, где в политике существует какая-то хотя бы псевдоконкуренция – не так интересно. Там работаю те, кто и обязан работать – политические партии и иные системные организации. Мы, «Новая Россия», там, конечно, тоже действуем. Но Хакасия – другой случай. Хакасия – яркий пример отсутствия даже псевдоконкуренции. Еврейская автономная область – еще один такой же яркий пример.

А вот Тува – это совсем особый регион, который в маршруте своей поездки я пока не рассматриваю. К этому региону нужно готовиться особо. 

- Существует термин, который используют даже на федеральном уровне – политическая провинция. Как вы к нему относитесь? Со знаком плюс или минус? И как это термин можно применить к Хакасии? 

- Да, такой термин действительно есть. Но сейчас вся страна потихонечку становится политической провинцией. Когда на выборы приходит только 15% населения – это значит, что выборов вообще не происходит, а легитимной исполнительной власти просто нет.

А что конкретно до Хакасии, то она может считаться просто провинцией, может называться даже глухим углом с таежным князем, но в России Хакасия иногда весьма громко звучит. Правда, в большинстве своем в негативном ключе. Дела здесь совсем плохи, экономическая ситуация доведена до краха.

Притом долг у Мордовии, к примеру, даже выше, чем у Хакасии, но проехав по Саранску и другим мордовским городам, я увидел там цветущий сад, а здесь, у вас я, честно говоря, пока наблюдаю обратное. Я сегодня добирался до гостиницы по городу – так дорог у вас вообще нет. 

- До приезда сюда вы наверняка собирали какие-то данные о Хакасии, в том числе о политической обстановке в республике. До выборов остался один месяц. Что вы можете сказать в этом свете, как известный федеральный политэксперт? 

- Хакасия очень отличается даже от соседних с нею регионов. Очевидно, что республика  - это регион под внешним управлением, под неким бенефециаром в Москве, человеком, который влияет на политическую конфигурацию здесь. Мы все понимаем, о ком идет речь, кто скажем так, является владельцем руководства вашего региона. Ни у кого вопросов не возникает.

Теперь относительно политической ситуации. Здесь неплохо развивается социальный сектор, что хорошо с точки зрения популизма. Но забрасывается сектор экономики и политическое управление. Московские политические модераторы вашего действующего губернатора упустили ситуацию, довели ее до того, что уровень антирейтинга у него такой, что сейчас приходится «зачищать поляну» и формировать вот эти исключительно неконкурентные выборы. 

Да, во всех регионах, в том числе Сибирского округа, проходят такие же неконкуретные выборы. Но если взять тот же Красноярский край, то там главный претендент на губернаторский пост 20 лет возглавлял Законодательное собрание, имеет достаточно высокий уровень доверия у населения и поддержу практически всех политических партии. Даже КПРФ там отказалась от оппозиционности, потому что против мнения народа идти не хочет! А вот в Хакасии конкурентов убрали, чтобы нейтрализовать реальную волю общества, которое хочет поменять своего действующего главу. Я это очевидно ощущаю.

В Новосибирске другая штука – там федеральный центр продвигает в губернаторы совершенно нового, свежего человека, о котором в области никто ничего не знает. И после 9 сентября он столкнется с огромными проблемами, если не найдет общий язык с очень мощными региональными элитами. 

В Хакасии ситуация схожая. Влиятельные люди в Москве убедили высшее руководство в том, что данный губернатор обеспечит стабильность и политическую безопасность региона. И пока такие решения принимаются в Москве, он будет здесь находиться. И это будет бесперспективно для людей, поскольку обратной связи между главой и общественностью республики здесь нет. 

Вы говорите, что в Хакасии «поляну зачистили». Но есть возражения. Многие факты свидетельствуют о том, что вмешательства сверху не требовалось. Все, силы и партии, которые могли составить конкуренцию на губернаторских выборах, перестали что-либо делать задолго до нынешней избирательной кампании. Они сами отдали властям всю инициативу. Их не зачистили, они сами себя зачистились. Как вам такое мнение?

- Действительно, что значит зачистили? Искусственный это процесс или естественный? Почему коммунист Семенов, допустим, не выдвигается на этих выборах, почему от ЛДПР Валов не прошел. А мог бы хоть побузотерить, поторговаться, сказать: «Ну, вы же Партию Роста пускаете, эсеров пускаете? Я тоже хочу»? Но он этого не сделал. Для объяснения можно выдвигать много конспирологических теорий. Например, что оппоненты боятся. Понимают, что у строптивых может прекратиться бизнес – ведь все политики имеют здесь свою кормовую, ресурсную базу, и все понимают, что она уязвима. Это происходит по всей стране. Политика и бизнес у нас коррелирующие понятия. 

Да, разумеется: впрямую обвинять власть в покупке и запугивании невозможно, потому что это дело правоохранительных органов. Но очевидно же, что, когда политически ресурсные кандидаты, такие, как Семенов и Валов, не идут на выборы, значит, для этого есть определенные причины. Значит, они понимают, что риски для их политической и  бизнес-деятельности, а может даже свободы – прямо зависят от степени их активности. 

- Но ведь вина руководства политических партий в этом тоже есть?

А что такие их руководители? Жириновский и Зюганов? Но это симулякры Кремля, которые делают все, что им прикажут – сушат политическую повестку, или наоборот, устраивают показушные и подконтрольные уличные акции, чтобы сбить энергию протеста. Жириновский вчера требовал бомбить Стамбул, а сегодня говорит о дружбе с Анкарой навеки. Мы же все отлично понимаем, как формируется эта повестка. Если возникает какое-то напряжение, то до Жириновского или Зюганова доводят рекомендации того, что и как им необходимо делать. 

Имеют ли эти лидеры влияние на региональные отделения своих партий, в том числе в Хакасии? Думаю, что имеют, и достаточно сильное. Если бы этого не происходило, уверен, что неконтролирумые сверху региональные ячейки были бы распушены, и пошли бы в свободное политическое плавание уважаемые предприниматели вроде Семенова, и Валов со всеми своими журналистами. 

И вся политика у нас засушена и зачищена, не только у вас, а по всей стране. Потому что у нас не федеративное государство, а, несмотря на запись в Конституции, абсолютно унитарное. И пока все деньги из регионов забирают в Москву, а владельцы ресурсной базы региона тоже сидят в столице - в регионах будут сидеть послушные Москве князьки. 

- А хоть что-нибудь хорошее вы сможете сказать о Хакасии? Об ее экономике, социальной сфере, культуре и госуправлении? 

Я считаю, что популизм – это плохо, потому что он делает жителей региона иждивенцами, ожидающими патерналистских пряников от власти. Но с другой стороны, это отчасти и хорошо. Потому что если ты не просто воруешь и отправляешь деньги в оффшоры, а строишь какие-то социальные объекты, восстанавливаешь хоть каким-то образом деревни, то это уже плюс. Я не думаю, что Хакасия самый большой аутсайдер по стране. Даже её большой долг перед федеральным бюджетом не является негативным маркером. Главное, чтобы эти деньги были эффективно и с пользой потрачены. В конце концов, если Москва вытаскивает все налоги себе, то регионы имеют моральное право набирать долги, что хоть что-то делать у себя, а потом эти долги не отдавать. 

- Представим себе, что сейчас 7 сентября, остались сутки до «дня тишины» и двое суток до начала голосования. А у вас как будто уже есть в Хакасии региональное отделение «Новой России». Что вы скажете, обращаясь к избирателям республики? 

- Моя позиция такая: играть в наперстки с властью бессмысленно. В момент, когда ты понимаешь, что выбор за тебя уже сделан, то не нужно помогать его формально узаконить.  Внутри ведь потом будет тошно от этого обстоятельства – когда тебе в очередной раз придется жить и мирится с теми, кого ты выбирать не хотел, но все же пришел и внес за них свой голос. 

- То есть вы призываете жителей Хакасии на выборы не приходить? 

- Ну, я бы не формулировал столь жестко. Это исключительно моя личная внутренняя позиция. Но я ведь не житель Хакасии, я не имею права здесь у вас голосовать. Но если бы имел такое право, то сам поступил бы так, как сказал. 

- К чему такая жесткая позиция приведет ваше общественно-политическое движение «Новая Россия»? 

- Я думаю, в итоге она приведет к тому, что люди, которые разочарованы во власти уже сейчас и еще больше разочаруются на следующий день после 9 сентября, наконец поймут – им надо куда-то идти. Идти к так называемой системной оппозиции, о которой мы с вами сегодня говорили, бессмысленно. Идти к условным бузотерам в виде Навального, который не понимает свой народ, тоже не имеет никакого смысла. И тогда эти люди пойдут ко мне. И я вижу, как они уже формируются. Я еду автопробегом по стране  от Москвы до Сахалина – и тысячи моих новых сторонников уже формируются в чатах, выдвигают свои идеи, платформы и так далее. 

- Пройдет несколько лет – и ваше движение преобразуется в партию, начнутся думские выборы. И тогда вы уже будете призывать жителей Хакасии идти голосовать? 

- Во-первых, я не думаю, что стоит жить этими условными циклами, которые нам отмеряют свыше - такая-то по счету Госдума, такой-то президентский срок. В стране экономический кризис, который превращается уже в социальный, а вскоре может превратиться и в политический кризис. В том числе, и в результате подобных выборов, которые сейчас идут по стране. И тогда Кремлю придется очень серьезно подумать о переформатировании политической площадки. Поэтому я не исключаю ни досрочных выборов, ни социальных взрывов, в которых сложится разные комбинации и варианты развития политических событий и моих возможных действий. 

- А возможен вариант, что спустя какое-то время, увидев вашу политическую активность в регионах, в Кремле решат предложить вам стать министром, советником или занять еще какой-нибудь уютный пост внутри существующей системы? Как вы отреагируете на подобное предложение? 

- В Кремле не настолько глупы, чтобы использовать в качестве министра или губернатора человека, который забирает на себя протест. У них хватает холодных молодых технократов, пусть их и расставляют на посты. Пусть именно они подставляются во всех регионах, в которых и берут на себя ответственность за такие неразумные инициативы, как увеличение пенсионного возраста, например. 

Я же готов принимать на себя ответственность только тогда, когда будут ясны правила игры, когда я буду понимать,  на что действительно могу влиять, как будет формироваться финансовая база региона, и как я могу улучшать жизнь людей. 

Думаю, что буду рано или поздно буду нужен Кремлю, потому что там потребуются люди, которым доверяет народ. И чтобы с помощью таких людей, скажем так, попытаться сгладить возможный острый политический кризис. Буду ли я в этот момент откровенно помогать Кремлю, не знаю. Но я всегда против кровопролития. 

- Можете ли вы предположить, хотя бы приблизительно, уровень явки на этих выборах?

- Я думаю, что 10-15 процентов, как максимум 20. Во время своего автопробега я разговариваю с людьми в разных регионах, и очень хорошо чувствую общую апатию. Так что на участки пойдет только ядерный электорат, который считает, что игнорировать процедуру голосования – это чуть ли не преступление. Только вот они и пойдут. 

- Что думает «Новая Россия» о возвращении в бюллетени графы «против всех»?

- Конечно, мы за! Отметка в такой графе – это ответственный выбор человека. Более того, когда она еще была, это была прекрасно. А когда людей лишили права отвергнуть всех и подсунули взамен клоунов, которые изображают борьбу с действующей властью, это стало просто убивать и делегимитизирровать всю нашу политическую систему.

Новости по теме

Оставить комментарий