Разоблачение лжи либералов о причинах сегодняшней инфляции

Дата публикации: 22 мая 2021 года в 22:28.
Категория: Экономика.

Аналитик Максим Осадчий решил поучаствовать в дискуссии о природе нынешней российской инфляции, претенциозно назвав свое мнение «Эпическая битва невежества с жадностью за бензин, гречку и яйца». Позиция Осадчего основывается на устаревших догматах книжного монетаризма. Тем не менее, линию его рассуждений разделяют многие, и не только в обывательской среде, но и в сфере предпринимательства.
Что ж, будем разбираться.

Свои возражения Максиму Осадчему высказал в своем блоге на сайте «Эхо Москвы» доктор экономических наук, профессор Никита Кричевский. 

Преамбула

Максим Станиславович не скрывает приверженности идеалам монетаризма, дикого рынка и laissez-faire (минимизации регулирующего участия государства в экономике). Именно что идеалам, поскольку описываемых «черно-белых» и успешных прецедентов не существует.

В отстаивании такой позиции все средства хороши, включая откровенное передергивание: «Даже первокурснику экономического факультета ясно, что ограничение цен ведет к дефициту товаров. Товары «обижаются» на бюрократический произвол и исчезают с полок магазинов».

Современному первокурснику как раз ясно, что нынешнее ограничение цен ни к какому дефициту не привело, что подтверждается не только доступностью товаров или ценовой динамикой на сахар с подсолнечным маслом, но и на бензин, цены на который, по мнению Осадчего, тоже растут. На самом деле рост хоть и присутствует, но в пределах инфляции. И все это благодаря «ненавистному» госрегулированию, точнее, демпферному механизму.

Сразу оговорюсь, что, немного зная Осадчего лично и видя его «неординарность», я не буду реагировать на его не всегда корректные выпады, в частности, на «экстравагантное (то есть расходящееся с общепринятыми нормами) понимание правительством природы инфляции». Не буду хотя бы потому, что общепринятых норм нет: природа инфляции по-разному трактуется классическими монетаристами и сторонниками Modern Monetary Theory.

Напомню лишь, что премьер Михаил Мишустин, вопреки уверению Осадчего, отнюдь не считает, что «корень зла кроется в жадности предпринимателей». Максим Станиславович об этом и сам говорит, цитируя премьера: «И здесь важно сказать еще об одной причине, почему растут цены. Это жадность отдельных производителей и торговых сетей». Корень – нечто единичное, а «еще одна причина» подразумевает множество «корней».
Некрасиво передергивать.

Наконец, последнее в этой части. Максим Станиславович, вы правда не понимаете, «почему год назад, когда инфляция была рекордно низкой, производители не были жадными, а ныне их обуял грех стяжательства? В чем причина такого изменения?» Неужели про COVID-19 и локдаун не слышали?

Большие причины роста инфляции

Как разумно пишет Осадчий, «чтобы бороться с болезнью, надо сначала выяснить ее причины». Причин, по его мнению, несколько.

1. Рост мировых цен на агропродукцию. Случившийся, по убеждению Осадчего, «в частности, из-за байденовских популистских программ стимулирования американской экономики, разбрасывания «вертолетных» денег».

Стоп, стоп. Инаугурация Байдена прошла 20 января 2021 г., а цены на продукты начали расти осенью 2020-го. Причем здесь старина Джо?

Далее. Согласно байденовскому «Плану поддержки экономики» объемом в $2 трлн, деньги предполагается направить на обновление дорог, мостов и портов ($621 млрд), расширение доступа к интернету, улучшение водоснабжения и прочее качество жизни ($650 млрд), на модернизацию промышленности ($580 млрд), а также на соцнужды ($400 млрд).

В чем «вертолетность» этих трат?

Это не эмиссия, а дополнительные бюджетные расходы, что будут покрыты за счет роста налогообложения: увеличения ставки налога на прибыль, подоходного налога с наиболее богатых, усиления борьбы с офшорами, ужесточения налогового администрирования. Все по принципам ММТ: государство эмитирует, государство изымает.

В довершение. Вы полагаете, что американским (европейским, российским) властям не следовало материально поддерживать граждан в период локдауна и вынужденной (временной) безработицы? Вы серьезно?

Хотя что я спрашиваю – Максим Станиславович говорит об этом прямо: «Среди причин возникновения дефицита бюджета — субсидии населению, в первую очередь выплаты на детей. Эти субсидии на сотни миллиардов рублей — «горячие» деньги, способствующие росту цен». И снова временнАя раскоординация: выплаты на детей произошли в начале лета, когда все еще сидели по домам, а ценовое ралли началось во второй половине осени.

2. Мягкая монетарная политика, проводимая Банком России. «Из-за такой политики сформировался огромный денежный навес: наличная денежная масса в обращении за 2020 г. выросла на 26,4%… Из-за низких процентных ставок произошел мощный отток средств населения с банковских депозитов».

Это у Банка России мягкая монетарная политика?! Максим Станиславович, окститесь: ЦБ всячески противится QE, отказывает в рефинансировании банковских инфраструктурных продуктов, продолжает утилизировать банки и финкомпании.

В отношении оттока средств с депозитов, то он имел совсем иную природу: в первую очередь, массовые опасения, что в пандемию банки будут временно закрыты, следовательно, без средств окажутся не только физлица, но и предприятия. Нельзя сбрасывать со счетов и сложную геополитическую обстановку, что могла привести к ограничению вплоть до запрета, хождения иностранной валюты.

Что до «огромного денежного навеса», то он давно проеден, свидетельством чему – мартовский рекорд потребкредитования в сумме 340 млрд рублей. К слову, Осадчий это подмечает, сам себе противореча: «Люди тратят больше, чем зарабатывают. Разница компенсируется за счет розничного кредита».

3. Мягкая фискальная политика, проводимая Минфином. «Она проявляется в дефиците бюджета. За 2020 г. дефицит федерального бюджета составил 3,1 трлн рублей (2,8% ВВП). Фактически дефицит бюджета покрывается за счет денежной эмиссии. Расходы государства превышают его доходы, что способствует росту инфляции. Что является основной причиной инфляции? Жизнь не по средствам, жизнь в долг».

Зачем же держать нас за идиотов? В 2020 г. все крупнейшие бюджеты ТОП-50 стран мира все оказались дефицитными. Средний общий дефицит как доля ВВП в 2020 г. составил, по данным МВФ, 13,3% для развитых стран, 10,3% для стран с формирующимся рынком и средним уровнем дохода и 5,7% для развивающихся стран с низким уровнем дохода.

Сколько у нас, вы говорите? 2,8% ВВП? Ну-ну.

Совокупный мировой госдолг в 2020 г. вырос с 83,5% до 97,6%, а в этом году предварительно увеличится до 99,5% ВВП. ТОП-3 стран по объему затрат и дефициту бюджета – США, Китай и Япония. Что до России с ее 21% госдолга к ВВП, то здесь мы чуть ли не лидеры. Хорошо это или плохо – обсудим после, пока же констатируем, что никакой мягкой фискальной политики Минфина нет и в помине.

Малые причины роста инфляции

Аналитик Осадчий – большой оригинал. Не верите? Тогда читайте: «Дополнительный вклад в рост инфляции вносит бюджетное правило… Покупка Минфином долларов ведет к ослаблению рубля и росту денежной массы, а это все проинфляционные факторы».

Простите, Максим Станиславович, может, Вы не заметили, но курс уже год стоит как вкопанный, тогда как доллары Минфином по-прежнему скупаются. Больше того, одно их предназначений создания Стабфонда (ныне – ФНБ) – воспрепятствование «голландской болезни», когда в благоприятные периоды национальная валюта чрезмерно укрепляется, чем наносит ущерб национальной промышленности, а в «тощие» – столь же существенно слабеет, рикошетя по снижению уровня жизни.

И еще. Монетизация российской экономики (соотношение денежной массы к ВВП) находится на недопустимо низком уровне, чуть более 50%, тогда как в том же Китае – 252%. По логике Осадчего, инфляция в Китае должна зашкаливать. Знаете, какая там сейчас инфляция? 1% (Один процент). А продовольствие и вовсе дешевеет (в апреле – на 0,7%).

Или вот такой пассаж: «Важным источником инфляции становится рост внутреннего туризма… Вместо того, чтобы тратить деньги за рубежом, россияне тратят их в Сочи и Крыму, особенно после очередного закрытия Турции для россиян».
Максим Станиславович, как бы это помягче, может, все-таки к терапевту?

О жадности

Буквально вчера была опубликована калькуляция жадности. В прошлом году крупнейшие по динамике выручки производители продовольствия в РФ увеличили продажи к 2019 г. на 32%, чистая прибыль выросла на 69%, а средняя рентабельность продаж возросла на 1,5%. У производителей сахара (данные 124 компаниям) выручка увеличилась на 8%, рентабельность продаж с отрицательной (минус 30,2%) выросла до 15%, а чистая прибыль от продаж более чем удвоилась (111,6%). В масличном секторе выручка 24 компаний-производителей выросла на 29%, а чистая прибыль увеличилась на беспрецедентные 196%.

В ритейле рентабельность активов практически в два раза превысила среднероссийский показатель, доходы от реализации выросли на 41%, прибыль от продаж увеличилась практически в полтора раза. Рентабельность продаж продтоваров составила 4,9%, что на 1,4 п.п. больше 2019 г., рентабельность активов – 8,0% (на 1,1 п.п. больше 2019 г.).

Это по прошлому году. В нынешнем производители и ритейл продолжили ценовую гонку. Если это не жадность, синонимичная стремлению к сверхприбыли, в том числе, за счет нас с вами, Максим Станиславович, то что?

Максим Осадчий здраво резюмирует, что «борьба с инфляцией – сложная проблема, требующая системного подхода». Но прежде, чем начать с ней бороться, добавлю я, нужно выявить настоящие, а не книжные причины, среди которых жадность, алчность играют далеко не последнюю роль.

В общем и целом, спекулятивная, ростовщическая модель российской экономики себя изжила, пора возвращаться к расширенному воспроизводству.
Согласны?

Новости по теме

Оставить комментарий