Полковник полиции рассказал о голубой мафии и гей-лобби в госаппарате

Дата публикации: 8 октября 2017 года в 11:45.
Категория: Криминал.

Автор нижеследующего шокирующего материала - полковник полиции, старший оперуполномоченный по особо важным делам МВД России. Все им описанное – реальные случаи из оперативной работы разных лет.

Заместитель начальника уголовного розыска Калининградской области Еремин (фамилия изменена) праздновал свою очередную победу. Только что по информации от агента была задержана шайка профессиональных квартирных воров под предводительством легендарного пожилого матерого вора Чемодана. Тот был закоренелый гомосексуалист, и ради удовольствия и сплочения воровского коллектива в подручные взял молоденьких смазливых веселых геев. Вот они и устроили шорох по всей области.

Но радовало Еремина даже не это. Глядя на ангельского вида мальчонку, сидевшего на стуле в его кабинете и охотно коловшегося на все эпизоды и даже больше, старый опер сладостно предвкушал, какой удар нанесет по гомосячине, спрутом опутавшей всю область.

- Ну чего, справа стол, слева шкаф с книгами, - рассказывал воришка. – А над его кожаным синим креслом портрет нашего президента.

- Отличненько, - потер руки Еремин.

В помещении, которое описывал воришка, Еремину приходилось бывать по делам службы. Это был кабинет замгубернатора. Испокон веков перед зданием областной администрации собирались педрилы искать партнеров. Замгубернатора захаживал в те места в обеденные перерывы частенько. Снимал мальчиков и предавался содомскому греху с ними прямо в кабинете. Детальное описание обстановки не оставляло сомнений – мальчонка говорит правду.

- Э-хе-хе, - заполнив объяснение, улыбнулся Еремин.  Снял трубку и позвонил напрямую губернатору. – А вы знаете, что у вас голубые завелись.

Через полчаса он положил объяснение на стол губернатору. Тот прочитал, кивнул, позвонил своему заму и объявил:

- Чтобы через час тебя здесь не было. Объяснить, за что, голубая твоя душа?

Зам все понял и собрал манатки.

Когда я с московской комиссией приехал в Калининград в начале двухтысячных, замначальника уже несколько лет не щадя здоровья бился с охватившей город гидрой гомосексуализма. Брутальный, хамоватый, настоящий мент, отмороженный, бесстрашный, не боявшийся ни пера, ни пули Еремин почему-то у гомосятины области вызывал бурную негативную реакцию. Особенно неистовствовал редактор главной областной желтой газеты, прославившийся тем, что активно лизал во всех статьях зад нагулявшей жир на контрабанде сигарет мафии и на поношении грязными словами милиции. Субъект этот был образцово-показательной гнидой, борец за всяческие права с правами других  – совершенно прибабахнутый извращенец, врун, болтун и хохотун. Еремина в пасквильных статейках он именовал не иначе, как палачом в сером мундире за то, что тот пристрелил ненароком при задержании какого-то бандоса. По городу в распечатках ходили записки этого редактора, где он описывал свою неспокойную интимную жизнь, смаковал, как братья гомики брали его за ноги, вытаскивали из окна пятого этажа и трясли над бездной, а он повизгивал как довольный свин. Еремин несколько лет судился с этой газетенкой, это стала его идеей фикс.

- Скоро всех пидоров к ногтю прижмем, - ворковал он, отправляя очередную заяву в суд о защите своей чести и достоинства. И то, что он сковырнул замгубернатора, было его победой.

Суды реагировали вяло, иногда заставляли газету извиняться перед старым опером. Но это только разогревало ажиотаж.

Чем там дело закончилось, не знаю. Еремин ушел на пенсию. Редактор благодаря своим заслугам во благо демократии и выдающимся и высокоморальным качествам стал депутатом. Все нормально. Такая привычная гниль…

Тему эту неоднозначную решил затронуть после недавней дискуссии на сайте «Афтершок» о проблемах меньшинств. Ведь можно посмотреть на это с точки зрения криминала. Задумавшись над этим, неожиданно пришел к простой мысли. А ведь и преступность, и все эти извращения – явления одного порядка. Они относятся к теневой, обратной стороне жизни общества. Той, где правят бал темные страстишки, эгоизм, животные инстинкты, где царит совершеннейшая дисгармония и попрания всего того доброго и вечного, что наработала наша цивилизация за нелегкие века своего развития.

Не буду вдаваться в теорию и философию этого явления. Просто вспоминаю, где и когда сталкивался с этой мерзостью.

Долгое время я имел самое смутные представления об этой сфере общественного бытия.  И в школе, и в военном институте, конечно, были скабрезные шуточки по поводу «педиков», но воспринималась это как абсолютная абстракция. Как-то не верилось в душе, что оно может быть на самом деле.

Впервые понял, как оно это бывает, на занятиях по уголовному процессу. В архиве института были уголовные дела, списанные из архива военного трибунала Мосгарнизона. Их использовали в обучающих играх – из курсантов назначали прокуроров, адвокатов, писали речи, разыгрывали процессы. Тогда была сто двадцать первая позорная статья УК РСФСР – мужеложство. По этой статье и лежало дело, которое пользовалось огромным спросом на занятиях. В Московской области целый стройбат погряз в содомских грехах. Поскольку дознаватели были тоже из стройбата – штатные офицеры, то протоколы допросов были написаны на великом могучем, без купюр – «Он отвел меня за склады и сказал – я тебя иб…ть буду».

Попав на службу в Военную прокуратуру Бакинского гарнизона, насмотрелся я уже немало. В основном это зло процветало в среднеазиатской диковатой стройбатовской среде. У славян это было не принято, но дети степей и полей баловались.

Мы хотели дикого угрюмого узбека привлечь за изнасилование его соотечественника-сослуживца, но когда врач посмотрел на потерпевшего, то сказал:

- Да его вся часть имела, и не один месяц, судя по его состоянию.

Да, в стройбате извращенцы встречались. Интересно, что они находили хороших друзей среди местного населения. За стройбатовцами приезжали на хороших машинах, брали их «на гульбище», откармливали, отмывали и еще деньги давали. Вообще в республике эта болезнь была достаточно распространенная среди населения – видимо имелись какие-то культурные особенности, способствовавшие этому.

Знакомому оперативнику Сумгаитского КГБ из Москвы пришло задание – пересчитать всех голубых в районе. Как выполнять? Он пришел в ОВД. Начальник вздохнул и сказал:

- Да их тут столько, что со счета собьешься, чекист!

Но все равно вся эта масса извращенцев при СССР существовала в глубоком подполье и на глаза не лезла. Они кучковались друг с другом, но при этом сильно рисковали. Мой знакомый работал страшим опером в одной из областей Центральной России. Вел оперативное дело на местный университет. Там сложилось голубое лобби – туда входили и деканы факультетов, и преподаватели, и студенты. Шла веселуха, затейники даже не особо стеснялись, втягивали в свою сферу все больше людей, пока не попали в оперативную разработку. Тогда была практика – дела оперативного учета перед реализацией, если в них фигурировали представители номенклатуры, сначала показывали в обкоме. Вот опер и притащил это дело первому секретарю обкома – здоровенному крестьянину, воспитанному на строгих традициях и весьма суровому. Тот начал листать лениво дело, но по мере чтения его маленькие очки запотевали. Потом он выпрямился, отодвинул от себя дело и с негодованием произнес:

- Передрасты-ы-ы! Арестовать!

В Москве геи и прочие демократы концентрировались на Пушкинской площади и у Большого театра. Начальник нашего главковского розыскного отдела в восьмидесятых был начальником розыска в одном  из отделений милиции. Был у них гопник-рецидивист, которого они периодически отправляли за колючку. Так тот ходил к Большому театру. Парень был видный, голубые на него сразу западали. За сто рублей он обещал им отдаться в подъезде – такая была такса на эти услуги при средней зарплате полторы сотни. Все подъезды окрестные он знал. Заходил на лестничную площадку. Вместо интимуслуг бил по кумполу несчастного гея и обирал его циничным образом. Однажды появился в отделении ошарашенный, взъерошенный и плаксиво заорал:

- Да я вам все висяки на себя возьму! Вы мне только эту суку найдите!

Оказалось, что он приехал на очередное дело, снял очень интеллигентного гомика, молодого и изящного. Подошли к подъезду. Гомик вежливо пропустил гопника вперед. Потом верзила ощутил удар по башке. Очнулся с больной задницей. А рядом лежала сторублевка – расплатились честно, по договоренности.

Поразила эта болезнь еще при СССР многие слои общества, но в особенности богему. Многие певцы, на песнях которых мы выросли, «баловались под хвост». Правда осторожненько, чтобы не узнали. Это уже потом гомосячество у попсы стало как отметка о профпригодности. Помню, рэпер Децл давал интервью, его спросили, а не стыдно ли ему для раскрутки связи своего папаши использовать, он, наивная душа, ответил прямо и честно:

- Но это же лучше, чем продюсерам задницу подставлять.

Но все равно, узок был круг гомосеков, страшно далеки они были от народа. Пока не пришли благословенные девяностые. Кто-нибудь помнит, что тогда творилось в информационной сфере? Я отлично помню. На одном канале лесбиянка дает интервью и на вопрос, как оно относится к изменам, заявляет:

- Если с женщиной – прощу. Если с мужчиной – никогда.

Тут же на ток шоу молоденький мерзавец смазливого вида вещает, как хорошо быть голубыми, а тетки рабоче-колхозного вида согласно кивают:

- Ну, если мальчику хочется, то почему бы и нет.

В наше патриархальное общество начали вдавливать эти с хрустом, кровью информационные гвозди «пидером быть просто изумительно, изысканно, все деятели культуры из этих, а ты что, хуже что ли?» Все как с цепи сорвались. Помню, что устроили извращенцы в начале девяностых в моем Военном институте с его строгими казарменными нравами. Сын заместителя руководителя одной из госкорпораций, курсантик военного юридического факультета, нашел таких же, как он, стал при них сутенером и развозил по гей-клубам и тусовкам. Это за гранью. Но это было.

Потом эти извращенцы все время возникали в поле моего зрения. Или как потерпевшие. Или как преступники…. Или как руководители и коллеги – такое тоже было…

2012 год. Питерский угрозыск совместно с нашей конторой работали по шайке. Организатором был хозяин салона «Русский авангард», занимавшийся продажей книг двадцатых годов. Где он всю эту шоблу нашел – непонятно, но на него стала работать шайка гомиков. Он им давал задание, они записывались в библиотеки – в Питере, Самаре, Москве, и воровали книжки. Брошюрки двадцатых годов поэтов-футуристов стоят по сто тысяч баксов. Притом воровали больше частями – не хватает у хозяина «Авангарда» двадцати страниц в книге, без них книга ничего не стоит, они странички в библиотеке вырезают. Они даже сперли из Ленинской библиотеки «Утопию» Томаса Мора, по моему, чуть ли не прижизненную, на аукционах она стоит несколько миллионов баксов.

Приехали мы в Москве делать обыск у бывшего сотрудника ОВО, который связался с этой шайкой, правда, сам не крал. Мужичонка, похожий на слесаря-сантехника, и не подумаешь, какой он на деле. Тихий, скромный, без выпендрежа. У него жили воришки, когда чистили Ленинку.

- Ну мы то знаем, чем ты тут с Лехой занимался, - хмыкнул опер.

Неожиданно «работяга» преобразился – он расправил плечи, томно потянулся, скидывая рабоче-крестьянский налет, и с негодованием ответил:

- Это ему так хотелось бы. Но у меня класс куда выше его.

Оказывается у них и классы есть какие-то.

2010 год. Два балбеса воришки работали на пару. Один заходил в букинистический магазин, был вежлив, предупредителен, его пускали к полкам с самыми дорогими книгами, которые он успешно воровал, а потом они их сбывали в соседних магазинах или в Санкт-Петербурге. Нашли мы их видеозаписи, где они совращали друг друга. Хорошая гейская семья книжников, интеллигентные оба, по пятерику отхватили, вышли, сейчас, как я знаю, снова книги воруют и милуются…

Среда эта очень криминогенная. Хотя и символ их радуга – свет беззаботность, но я бы им символом выбрал черный квадрат. Там царит какой-то беспросветный мрак.  Поскольку гомосексуалисты все же, кто бы чего не говорил, психические нездоровы, с неустойчивой эмоциональной сферой, то в их среде кипят воистину шекспировские страсти, часто кончающиеся убийствами или телесными повреждениями из ревности. Таких случаев немало. Гомик это вовсе не мальчик-одуванчик, которого плевком можно перешибить. Они разные бывают. Среди них, например, немало борцов, различных спортсменов, бугаев диких и здоровенных, склонных к насилию. Часто бывают эпические битвы с натуралами, из которых они выходят победителями. Спартанцы кстати тоже баловались…

Они, как правило, люди из среды так называемых креаклов – то есть бездельники, находящие тысячи необременительных способов заколотить деньги – дизайнеры, фигайнеры, певцы ртом и носом, имиджмейкеры и прочая нечистая сила. Естественно, что вокруг них вьются стервятники.

В начале 90-х в Московской области задержали молоденького симпаптичненького парня-проститута, который снимался в кабаках, проводил приятную ночь с партнерами, а утром глушил их утюгом или еще чем подобным и уносил вещи из квартиры. Четыре или пять трупов, среди которых майор МВД.

Места скопления геев обычно привлекают разбойников, вымогателей, мошенников. У нас опер получил кличку «голубой гром» за то, что раскрутил разбой. Парень – двухметровый детина, кандидат наук, пишет заявление. что в дом ворвались неизвестные, дали ему по толстому черепу, забрали немеряно денег и антиков. Славка его начинает опрашивать, и чует – что-то не то, как-то непонятно, чего он открыл дверь бандосам. Начинает опрашивать соседей, а те плюются:

- Да он из этих, которые с мужиками!

Выяснилось, что парень подцепил двух кавказцев в голубом кабаке, пригласил домой. Те ему по башке кастетом, забрали вещи и ушли. Дело удалось раскрыть.

А вот убийство гендиректора «6 канала» в 1998 году, гражданина США, так и не удалось поднять. Наш иностранный отдел долбил эту тему долго. Удалось установить, что своих убийц он подцепил в гей-клубе в центре Москвы. Тогда розыск с ОМОНом и телевизионщиками нагрянули в этот притон. Охрана квакнула – тут частная собственность, получила от ОМОНа в рыло и успокоилась. Зашли туда, а там пир духа. Под видом туалетных кабинок места для случки, там двое пацанов друг друга ублажают. Отдельная комната с бронзовой надписью «Тут бывает ВВЖ» (ну вы поняли). Интересно, что репортаж показали только по дневным новостям, вечером руководство телевиденья выкинула его из эфира. Почему? Тут приходит в голову анекдот. «Как вы относитесь к гомосексуализму?» «Ну, отношусь».

Когда смотрю по телевизору криминальную хронику, и там поднимается дикий визг, что на квартире обнаружен труп с множественными ранениями очередного известного журналиста или видного либерала, которого убили ну конечно же, за принципиальность и честность, у меня полная уверенность, что пострадал он при гомосячьих разборах – притащил кого-то домой и его приголубили монтировкой. И почти в ста процентах случаев так и оказывается.

Отдельная тема – гомики на работе. В том числе в госструктурах. Это нечто из ряда вон.

С начала девяностых годов они активно попёрли в госструктуры. И стали там делать очень успешную карьеру. Самое грустное, эта зараза коснулась и нашей правоохранительной системы.

Не а дальше я излагаю ну конечно же зловредные слухи, рожденные недоброжелателями. Но почему бы не высказать их – слухи они и есть слухи.

ГУ МВД по ЦФО. Праздник. Торжественное построение в актовом зале, ведет его и.о. начальника – человек из северной глубинки, старой закваски. И тут к нему подбегает уборщица, в предкондратийном состоянии. И сообщает такое, что и начальника чуть старик Кондрат не приобнял. Оказывает, зайдя в сортир, она увидела фантасмагорическую сцену. Два опера из отдела по экономическим преступлениям огуливают друг друга, а начальник их отдела стоит и самоублажается. Скандал был дикий. Двух педиков удалось выжить. А третьего я видел в очереди в буфете в МВД - он успешно перешёл в центральный аппарат. Холеный такой, с маникюром, одет хорошо. Лапочка, одно слово.

И мне вспомнилось, когда еще в начале девяностых ездил с милицейским спецназом, который БХСС заказал для штурма банка. И один из бойцов мрачно сказал, глядя на тыкающихся в двери банка оперов:

- Так и запиши. В БХСС завелись пидоры. Вон, глянь на них.

Я посмеялся, но смех оказался горьким. Действительно завелись…

На обеденным перерыве в тылу начальник отдела решил проведать своих подчиненных. Ну и проведал, когда они занимались тем самым, забыв запереться. Обоих выперли.

Ну и совсем гнусная сплетня… Секретариат одного очень крупного генерала прославился тем, что там у гомиков началось выяснение отношений – кто кого любит и как делить подарки на праздник. В результате тело с двумя ножевыми, правда, живое. Замяли как-то. А меня все мысли терзают – а генерал знал, чего у него там творится? И сам не замешан – хотя на этих самых меньше всего сам похож, крупный, брутальный, энергичный. Однако трудно сказать.

В других ведомствах творится то же самое. Помню, в одном уважаемом мной министерстве директором департамента несколько лет работал гомик двадцатитрехлетний, которого туда назначил влиятельный папик. Вместе с этим папиком он и улетел. По работе за эти годы ничего не сделал, ничего не знал и не умел, зато всегда был под рукой – или под чем там ещё. И таких случаев тьма тьмущая.

В другом министерстве у меня знакомый работал, так к нему подошел сотрудник и предложил поучаствовать с крупными руководителями в посиделках в баньке – очень он приглянулся. Приятель – бабник и охальник, с гневом отказался и через некоторое время вынужден был искать другую работу. Тот, который предлагал, сделал очень нехилую карьеру, в телевизоре выступает, о задачах на пятилетку говорит.

У голубых есть одна особенность – понимая, что они занимаются делом предосудительным, они начинают таиться, а заодно тянуть друг друга поближе к себе. Таким образом создается такая законспирированная масонская ложа, члены которой поддерживают  друг друга в карьерных начинаниях и объединены позорной тайной. И где завелся один, особенно если он начальник, через некоторое время будет осиное гнездо. И остальным сотрудникам они жить нормально не дадут в силу ощущения собственной неполноценности. Приходилось мне работать с такими начальниками. Как правило, люди  внешне вежливые и тактичные, но страшно капризные, злопамятные, мстительные, завистливые. И еще – откровенно ненавидящие женщин. Первыми они начинают гнобить их.

Эта масонская стратегия себя оправдывает. С каждым годом они все глубже врастают в госаппарат со своими навыками конспирации и взаимоподдержки.

У нас сотрудник работал в МУРе и специализировался на выявлении педофилов. Взял за хобот одного очень известного сутенера, который находил на вокзалах бродяжек, откармливал их приводил в товарный вид, а затем поставлял для развлечений. Оперативник говорил, что никогда не испытывал такого давления, как при работе по этому уроду, который никто и звать его никак. Звонили из всех органов, дабы обеспечить «соблюдение прав человека» - куда же без них. Ларчик просто открывался. Когда стали выплывать из записных книжек и показаний имена клиентов – просто волосы дыбом встали. Там и крупные чиновники, и депутаты, и олигархи – вся сволочь, по которой плачет не Магадан, а виселицы. Это те, кто нас жить учат и рожи серьезные строят, а на самом деле совращают детишек. Это же есть! Правда, дяди из записной книжки не пострадали. Но хоть гнусный сутенеришка приземлился в места не столь отдаленные сколь малонаселенные…

Кстати, показательно, что первый Российский закон, который был отменен Ельциным при восшествии во власть, была сто двадцать первая статья УК РСФСР – «Мужеложство». Оно и неудивительно. Вся эта либеральная сволочь, которая терзала нашу Родину, отвратна во всем - в ненависти к России, в сексуальных предпочтениях. Полноценный российский либерал – это гей, обиженный на весь мир, и на СССР в отдельности, что не давали гомосячиться. Не даром Щаранский пишет «геи и демократические журналисты».

Сейчас как-то уже не понять молодежи, что 121 статья была мощным вербовочным инструментом для КГБ. За этим делом они застукивалши и деятелей культуры, и других интересующих их источников информации и вербовали, вербовали, вербовали.  Один известный либеральный адвокат, все воевавший с КПСС и тяжелым наследием «совка» работал в одном подразделении МВД СССР. Когда Щелокову доложили, что этого блатного типчика с огромными связями чекисты застукали на гомосятине и подтянули к сотрудничеству, сказал золотую фразу:

- Мне в министерстве ни голубых, ни кгбэшников не надо. Уволить.

Вот так люди становятся правозащитниками.

Чего с этим всем делать? Как обустроить Россию, чтобы всей это мерзости было меньше?

Трудно давать рецепты. На мой взгляд необходимо:

1. Признать, что это все же болезнь или уродство, относиться к геям с пониманием, как к людям больным и заслуживающим сожаления, но ни в коем случае ни как к веселым аристократам духа, изысканным во вкусах и предпочтениях.

2. Сто двадцать первую статью возвращать, конечно, не стоит – постельные дела – это личная забота человека, а не общества. Но при этом надо строжайше карать за пропаганду не только среди малолетних, но и вообще всех. Девяносто процентов гомосеков – это потенциально нормальные люди, которым невовремя попались волосатые дяди со странными предпочтениями. Притом не только в детском, но и во взрослом возрасте. И не страшно, что Евросоюз не одобрит, а Маркон заплачет. Саудиты и иракцы своих пидеров вешают, и ничего, мир молчит в тряпочку. Пускай уже нас считают дикарями, чем гомосеками. Мы не они. Нам этого не надо. То, что творится на Западе сейчас в культуре – это вообще разумом не охватывается. Герой мультика «Красавица и чудовище» гей. В новом «Чужом» в космос на корабле летят первопроходцы и заднепроходцы, два мужика лижутся так, что завтрак наружу просится. В Ватикане уже разговоры пошли, что надо бы Библию переписать, грубовато она с геями. Если мы нормальные и хотим такими оставаться, пропаганда этой гнили должна караться в уголовном порядке.

3. Вычистить госаппарат. Пускай бизнес ведут – геи для него созданы. Пусть кутюрье и попсой работают. Но в госаппарате должен быть запрет на них – они создают невозможную обстановку, интриги, тянут друг друга на должности, превращают госконторы в Соддом. Да и позорище, когда в госорагне тебя встречает такое.

4. Ну и может лечить кого-то из них принудительно, кого еще вылечить можно – я не беру врожденных, с ними ничего не поделаешь

5. Ну а с педофилами – тут и так все ясно. Если их повесить – хуже не будет.

Извиняюсь за большой объем, но памяти не прикажешь – выдает она картинку за картинкой, которые облекаются в слова и просятся на бумагу…

И еще – я вовсе не разжигаю неприязнь и ненависть к этой категории людей. Ну создала их природа такими – ничего не поделаешь. Пусть живут и радуются. Но закрывать глаза на проблемы, которые они создают всем нам, нельзя. Гей-парады – это как то не наше, нам этого не нужно.

Об авторе материала.

Илья Владимирович Рясной - полковник милиции, старший оперуполномоченный по особо важным делам МВД РФ. Живет и работает в Москве. 

Окончил юридический факультет Военного института Министерства обороны. Работал следователем военной прокуратуры, с 1991 года – в системе МВД. Поначалу служил в объединенной редакции МВД, а с 1998 года – старшим оперуполномоченным по особо важным делам так называемого «антикварного» отделения ГУУР МВД России, занимающегося расследованием хищений культурных ценностей. Отделение по борьбе с хищениями культурных ценностей состоит из пяти сотрудников. Несколько человек, занимающие один-единственный кабинет в огромном здании МВД на Житной улице, – ведущие специалисты в стране по борьбе с подделкой картин, кражами из музеев и библиотек, хищениями старинных икон из церквей и прочих подобных преступлений.

Член Союза писателей России, автор более 50 книг детективного и фантастического жанров. Публикует свjи произведения под псевдонимами Кирилл Казанцев, Сергей Зверев и Илья Стальнов.

Источник: «Афтершок»

Новости по теме

Оставить комментарий