Тольяттинский «Томет» признан судом банкротом

Дата публикации: 12 марта 2021 года в 23:43.
Категория: Экономика.

Арбитражный суд Самарской области признал банкротом тольяттинский «Томет» – компанию, на которую приходится 20% отечественного рынка метанола. Суд открыл в отношении «Томета» конкурсное производство и утвердил Анатолия Селищева конкурсным управляющим.

Банкротство «Томета» стало итогом корпоративного конфликта между акционерами ПАО «ТОАЗ» («Тольяттиазот») и принадлежащей олигарху Дмитрию Мазепину компанией «Уралхим», являющейся миноритарием ТОАЗа. На день открытия судом конкурсного производства «Уралхим» выступает единственным кредитором «Томета», а основанием его требований к «Томету» послужил приговор в отношении ряда физических лиц, признанных судом бенефициарами «Тольяттиазота» и «Томета». Именно на «Томет» уголовный суд возложил обязанность возместить ущерб в 87 млрд рублей, причиненный обвиняемыми «Уралхиму» и ТОАЗу. Вместе с «Тометом» солидарными должниками перед «Уралхимом» суд признал самих обвиняемых, а также еще 14 иностранных компаний, сообщает ИА REGNUM.

Банкротство компании на основании приговора по уголовному делу - случай весьма неординарный. Поскольку субъектами уголовной ответственности являются только физические лица. При этом юридические лица, как правило, по закону не несут ответственности за действия своих владельцев. К тому же, никто из осужденных владельцем «Томета» не был, о чем они сами неоднократно заявляли. Однако в деле «Тольяттиазота», а теперь еще и «Томета», такие юридические странности стали обыденностью.

В ходе судебной тяжбы представители «Уралхима» неоднократно заявляли о своей незаинтересованности в банкротстве «Томета», подчеркивая, что заявление о банкротстве первым подал «Тольяттиазот». Но на состоявшемся 18 февраля собрании кредиторов именно «Уралхим» принял решение о признании «Томета» банкротом и открытии конкурсного производства. При этом более чем щедрое мировое соглашение, предложенное единственным акционером «Томета», по которому все кредиторы, кроме «Уралхима», могли сразу получить возмещение 100% долга, а сам «Уралхим» — около 20 млрд рублей в течение семи лет, представители данной компании отклонили.

Официально свою несговорчивость «Уралхим» объяснял поиском нового, более эффективного собственника для «Томета». Но при этом хотя бы посоветоваться с «Тольяттиазотом», в пользу которого по закону причиталось бы почти 90% от этой суммы, «Уралхим» не счел нужным.

Также не было сказано, какие претензии «Уралхим» имеет к эффективности нынешнего собственника огромного предприятия. До вынесения приговора о банкротстве «Томет» работал вполне успешно. По официальным данным, его выручка за 2019 год составила 13 млрд рублей, а прибыль 2,3 млрд. Но, оказавшись на пути интересов Дмитрия Мазепина, прибыльный «Томет» превратился в банкрота, а его имущество в ближайшее время пустят с торгов.

Судебный процесс по признанию «Томета» банкротом был очень скоротечным. Первая процедура — наблюдение — была введена 25 ноября 2020 года, а всего через три месяца - на 1 марта 2021 года суд назначил рассмотрение отчета временного управляющего об итогах наблюдения. К заседанию конкурсный управляющий Анатолий Селищев подготовил отчет и финансовый анализ «Томета», выполненный по его заказу консалтинговой компанией из Воронежа.

У «Томета» и других участников дела к отчету и финанализу Селищева возникло немало вопросов. Так, в отчете Селищев признал недостоверной бухгалтерскую отчетность «Томета» за 2019 год, хотя ее достоверность была подтверждена аудитором — КПМГ. При этом каких либо выводов о причинах несогласия конкурсного управляющего с аудитором из большой четверки финансовый анализ не содержит. Видимо, воронежский консультант с оборотом менее трех миллионов рублей в год куда как более компетентен в вопросах аудита, чем KPMG International, крупнейший  мировой аудитор с многомиллиардными оборотами.

У судьи же, рассматривающего дело о банкротстве «Томета», никаких вопросов к отчету Селищева не возникло. Ходатайство «Томета» об отложении судебного заседания в связи с недостоверностью отчета и его несоответствием требованиям законодательства было отклонено без удаления в совещательную комнату.

Все прочие ходатайства участников процесса судья тоже отклонил, в том числе ходатайство ТОАЗа об отложении заседания до рассмотрения Арбитражным судом Поволжского округа его кассационных жалоб на решения судьи о введении наблюдения, а также ходатайство «Томета» о приостановлении производства по делу о банкротстве до рассмотрения его кассационной жалобы на приговор суда, явившийся основанием для признания компании банкротом.

Обоснованными и подлежащими удовлетворению судья признал лишь ходатайства «Уралхима». Более того, на заседании 1 марта выяснилось, что Анатолий Селищев не предоставил в суд заключение саморегулируемой организации о своем соответствии требованиям закона для назначения конкурсным управляющим, что являлось однозначным препятствием для его назначения. Но судом был объявлен перерыв до 3 марта, формально никак не аргументированный. И этой паузы Селищеву хватило,  чтобы подготовить и представить недостающие документы.

По мнению представителей «Томета» и ТОАЗа, поведение судьи в процессе было предвзятым и нарушало принцип равенства сторон. Однако дважды заявленный ему отвод судья тоже оставил без удовлетворения.

Еще удивительней тот факт, что с представленными управляющим Селищевым материалами в количестве 6 томов, объемом более 1200 не пронумерованных судом листов, судья предложил ознакомиться представителям «Томета» лишь непосредственно перед началом заседания. Это привело к задержке начала процесса на два часа.
 

Представители ТОАЗа считают, что судья любой ценой был намерен завершить заседание и признать «Томет» банкротом именно 3 марта, не допуская никакого отложения, сколь бы оно ни было обоснованным. А ведь именно скорейшего банкротства комбината и прихода в него «нового эффективного собственника» больше всего желал «Уралхим». А редкостная скорость процедур вызвана тем, что в сентябре этого года состоится рассмотрение кассационной жалобы «Томета» на приговор суда, а незаконность возложения на «Томет» ответственности вполне очевидна.

Интересами «Уралхима» обусловлена и скорость работы Анатолия Селищева, который в суде хотя и утверждал, что «Томет» не предоставил ему всех необходимых документов, а лишь несущественные по содержанию, но в объеме десятков коробок, тем не менее заявил, что времени и документов ему вполне хватило для выводов о несостоятельности должника.

Это тем более удивительно, учитывая, что ни одну из своих прежних процедур наблюдения Селищев не завершал в такие рекордно-короткие сроки. Так, согласно его отчетам в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве, за ООО «ПрофКонсалт» он «наблюдал» без малого два года, хотя размер требований кредиторов данного лица составляет немногим более 1 млрд рублей. Даже на процедуру наблюдения за ООО «Промснаб» с реестром требований кредиторов всего в 832 тыс. рублей у Селищева ушло полгода.

Выбор «Уралхимом» именно Селищева в качестве арбитражного управляющего «Томета» в принципе не поддается логическому объяснению. Ведь, помимо того, что в абсолютном большинстве его конкурсных процедур требования кредиторов третьей (самой большой) очереди в принципе не были погашены, почти в половине из них Селищевым не быль полностью погашены даже долги по зарплате сотрудникам должника. На заданный в суде представителем ТОАЗа вопрос, почему так случилось в его прежних процедурах, Селищев ответил: «Да потому, что там жулики такие же, как и вы».

Не смог объяснить свой выбор Селищева и сам «Уралхим». На соответствующий вопрос представитель компании ответил, что выбор кандидатуры — их право, и они его реализовали.

А стратегическое предприятие «Томет» теперь, видимо, пополнит печальную статистику неэффективных банкротств. Хотя за судьбу имущества «Томета» можно «не беспокоиться». В «надежных» руках Селищева оно наверняка скоро получит нового «эффективного» собственника. И никого не удивит, если таковым окажутся лица, близкие к олигарху Мазепину.

Новости по теме

Оставить комментарий