Путин дал убийственно издевательскую характеристику властям США

Дата публикации: 5 сентября 2017 года в 20:32.
Категория: Политика.

На пресс-конференции по итогам саммита БРИКС Путина спросили об отношениях России и США. На это российский лидер ответил: «Трудно вести диалог с людьми, которые путают Австрию с Австралией. Но таков сейчас уровень политической культуры американского истеблишмента». К этому Путин добавил: «Америка – это действительно великая страна и великий народ, если они переносят такое количество людей с таким низким уровнем политической культуры».

Во вторник, 5 сентября президент России ответил на вопросы журналистов на пресс-конференции, проведенной по итогам только что завершившегося саммита стран БРИКС.

Особенно яркие высказывания Путина прозвучали по темам:

1. О реальной мировой экономике:

«БРИКС, как известно, это более 31% мирового ВВП. Хочется подчеркнуть, что этот ВВП реальный, а не бумажный по типу западных. По некоторым данным сегодня на один доллар (пока считают в долларах) ВВП произведенного в реальном секторе, на Западе приходится 9 - 10 долларов виртуального ВВП. Есть деньги, у которых родители - труд, а есть деньги, у которых родители деньги».

2. Об отношения России и США:

«Трудно вести диалог с людьми, которые путают Австрию с Австралией. С этим ничего уже не поделаешь, таков, видимо, уровень политической культуры определенной части американского истеблишмента.

Америка – это действительно великая страна и великий народ, если они переносят такое количество людей с таким низким уровнем политической культуры».

3. Про Северную Корею, ее ракеты и ядерное оружие:

«Все хорошо помнят, что произошло с Ираком и Саддамом Хусейном. Хусейн отказался от производства оружия массового уничтожения, тем не менее, под предлогом поиска этого оружия был уничтожен и сам Саддам Хусейн, и члены его семьи при соответствующей известной военной операции. Там даже дети погибли, его внука застрелили. Страна разрушена, и Саддам Хусейн повешен.

Это же все знают, это все помнят применительно к Ираку, а затем к Ливии. И уж северокорейцы точно не забудут. И вы думаете, что в силу принятия каких-то санкций Северная Корея откажется от того курса, который она взяла на создание оружия массового уничтожения? Да они траву будут есть, но не откажутся от этой программы, если не будут чувствовать себя в безопасности».

4. Про режиссера Серебренникова:

«Послушайте, у нас в сфере культуры так же, как и в других областях, правоохранительные органы постоянно занимаются контролем за расходованием государственных средств. У нас замдиректора Эрмитажа под следствием находится, замминистра культуры находится под следствием. И что, теперь всех нужно освободить в силу того, что они работают в сфере культуры? Это же, наверное, странно было бы, правда?

Серебренников получал государственные средства. Это говорит о том, что никакой цензуры, никакого давления, ничего не было, просто не давали бы ему государственных денег, вот и дело с концом, если бы хотели ограничить его творческую деятельность. Причем здесь творческая деятельность?

Вопрос со стороны следствия только в законности расходования бюджетных средств, и это не маленькие деньги. К Серебренникову со стороны власти нет никаких вопросов, кроме одного: соблюдение закона в использовании бюджетных денег. Вот и все».

ОФИЦИАЛЬНАЯ СТЕНОГРАММА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ ПУТИНА ПО ИТОГАМ САММИТА БРИКС

В.Путин: Пожалуйста, начнем сразу с вопросов. Прошу Вас.

Вопрос: Завершился саммит БРИКС. БРИКС, как известно, это более 31 процента мирового ВВП.

Хотела спросить: после сложившихся обсуждений как Вам видятся перспективы развития объединения? Каковы основные итоги саммита и приоритеты России в БРИКС?

В.Путин: Напомню, что БРИКС складывался, по сути, по инициативе России в свое время, в 2005 году, когда мы впервые собрали за одним столом представителей Китайской Народной Республики, Индии и с нашим участием. Вот так возникла сначала тройка, а затем и пятерка.

Это очень перспективное объединение, без всяких сомнений, которое не по каким-то идеологическим принципам собирается, а в силу наличия целого ряда совпадающих интересов.

И прежде всего связано это со структурой экономики и с нашим общим стремлением придать мировой экономике, так скажем, более справедливый и благородный характер.

И в целом нам за предыдущие годы удавалось согласовать свои позиции по целому ряду крупных, основополагающих вопросов.

Если обратили внимание, руководители стран БРИКС регулярно встречаются не только на специализированных саммитах, как на этот раз в Китайской Народной Республике, но и на полях различных международных мероприятий в преддверии этих событий. Например, перед «двадцаткой» регулярно встречаются руководители БРИКС.

Обращаю внимание на то, что создан и уже функционирует новый Банк развития. И если вы заметили (уже говорил об этом на расширенном заседании и на встрече с Деловым советом), Россия начинает получать соответствующее финансирование по трем проектам.

Это касается водоочистки в бассейне Волги, это касается развития судебной системы, прежде всего речь идет о строительстве зданий, сооружений и информатизации судебной системы России. Речь идет о некоторых других весьма интересных и, может быть, не таких уж масштабных, но все-таки важных для нашей страны проектах.

Это только первые шаги. Пул резервных валют начинает работать. Мы способствуем контактам между деловыми людьми. И Деловой совет все интенсивнее функционирует, и поддерживаются в том числе российские инициативы.

Не могли тоже не слышать о женском предпринимательстве. На мой взгляд, это важная, правильная вещь. Практически во всем мире стараются поддержать женское предпринимательство.

Есть и другие важные, интересные и перспективные начинания. Уверен, что это объединение будет эффективно работать и в будущем.

Китайскому председательству удалось сохранить все, что было наработано до сих пор, включая нашу совместную работу в России, в Уфе, и создать новые импульсы.

Это был удачный саммит, в том числе с участием руководителей стран «аутрич», тех государств, которые представляют развивающиеся рынки из различных регионов мира.

Хочу поздравить наших китайских друзей с безусловным успехом этого крупного международного мероприятия.

Вопрос: Владимир Владимирович, у Вас на полях саммита прошла обширная двусторонняя повестка, например, Вы встречались с Президентом Египта, со многими другими лидерами.

Если можно, подробнее о встречах, хотели бы, чтобы Вы нам рассказали. Например, с Президентом Египта обсуждали Вы восстановление авиасообщения, приняли ли Вы приглашение посетить Египет и поучаствовать в подписании контракта по строительству АЭС?

И кроме того, у Вас состоялись два телефонных разговора с Премьер-министром Японии и Президентом Южной Кореи. Если возможно, тоже подробнее.

В.Путин: Вы знаете, если подробно буду рассказывать обо всех этих встречах и телефонных разговорах, то нам времени будет недостаточно. Вы видели все эти двусторонние встречи.

Визит начался с двусторонней встречи с Председателем Китайской Народной Республики, это практически было в рамках отдельного рабочего визита.

Затем из стран БРИКС была встреча с Премьер-министром Индии, Президентом Южно-Африканской Республики. Прежде всего речь шла о двусторонних отношениях.

С каждой из этих стран у нас обширная, очень большая повестка дня, включая многообразные экономические связи. Из стран, как говорят, «аутрич», кого пригласили вне рамок саммита БРИКС, встреча была с Премьер-министром Таиланда.

Это развивающаяся экономика, быстрыми темпами набирающая обороты. Мы расширяем наше экономическое взаимодействие. Если вы обратили внимание, в два раза увеличили закупки каучука, на 30–40 процентов увеличили закупки овощей и фруктов. Мы заинтересованы в реализации своей продукции, в том числе высокотехнологичной, на рынках Таиланда. Вот об этом и говорили.

Что касается Мексики, то здесь тоже есть наши интересы, причем прямые наших компаний. «ЛУКОЙЛ», например, намерен реализовать четыре проекта в Мексиканском заливе. Три из них совместно с французскими партнерами, один проект самостоятельно.

Есть и другие направления: мы самолет «Суперджет-100» продаем, причем достаточно хорошо осваиваем этот рынок в Мексике.

Что касается Египта, то вы знаете о глубине наших отношений, исторических связей. Отношения между Россией и Египтом находятся на подъеме. Действительно, Президент Египта господин Ас-Сиси пригласил с визитом посетить его страну, с удовольствием это сделаю, надо только выбрать подходящий момент.

Что касается авиационного сообщения, нам очень хочется восстановить авиационное сообщение с Египтом в полном объеме. Но мы договорились, что работа наших соответствующих специальных служб и транспортных ведомств, осуществляющих безопасность полетов, должна быть продолжена, и мы должны быть абсолютно уверены в том, что безопасность наших граждан будет обеспечена.

Хотя мы видим, что наши египетские друзья делают все для того, чтобы эту безопасность обеспечить. Профильные ведомства находятся в контакте друг с другом, дорабатывают определенные детали. Очень рассчитываю и надеюсь на то, что мы в ближайшее время сможем эту задачу решить целиком и полностью.

По телефонным разговорам. И тот и другой телефонный разговор – и с Премьер-министром Абэ, и с Президентом Южной Кореи – были посвящены событиям вокруг испытаний ядерного устройства в Северной Корее.

Но мы договорились продолжить эту дискуссию при личной встрече. Завтра уже и Президент Южной Кореи, и Премьер-министр Японии прибудут во Владивосток для участия в Восточном экономическом форуме, мы поговорим об этом подробнее. Прошу Вас.

Вопрос: Одна из самых бурных тем последних дней – это, конечно, решение США о закрытии ряда российских дипобъектов, что по своей сути является новым примером отъема дипсобственности.

Со стороны МИДа мы слышим такие слова как «захват», «обыски». Вы пока на эту тему ничего не говорили. Как Вы можете прокомментировать все происходящее? Будет ли какой-то ответ на все это? И если да, то каким он будет?

В.Путин: Дело в том, что мы договорились с нашими партнерами о том, что количество наших сотрудников, дипломатических работников в России и в Соединенных Штатах должно быть паритетным. В России работало 1300, по-моему, дипломатов из Соединенных Штатов, у нас – 455. Мы привели это в соответствие – по 455.

Хочу обратить ваше внимание на то, что в эти 455 дипломатических работников, осуществляющих свою деятельность в Соединенных Штатах, мы включили (условно включили) и 155 человек, работающих при ООН. Строго говоря, они не являются дипломатами, аккредитованными при госдепартаменте Соединенных Штатов, а являются дипломатами, работающими в международной организации.

Соединенные Штаты, когда боролись за то, чтобы штаб-квартира ООН находилась в Нью-Йорке, взяли на себя обязательство обеспечить работу этой Организации. Так что, строго говоря, если уж говорить о строгом паритете, то это не 455 дипломатов США в Москве, а минус 155.

Так что мы оставляем за собой право принять решение и по этому количеству американских дипломатов в Москве. Но мы пока не будем этого делать, посмотрим, как будет развиваться ситуация дальше.

То, что американцы сократили количество наших дипломатических учреждений – это их право. Другое дело, что делалось это в явно такой хамской манере. Это не украшает наших американских партнеров.

Трудно вести диалог с людьми, которые путают Австрию с Австралией. С этим ничего уже не поделаешь, таков уровень, видимо, политической культуры определенной части американского истеблишмента.

Американская нация, американский народ, Америка – это действительно великая страна и великий народ, если они переносят такое количество людей с таким низким уровнем политической культуры.

Вопрос: Владимир Владимирович, Вы уже упомянули, что в разговорах с Премьером Японии и с Президентом Южной Кореи затрагивали проблематику КНДР…

В.Путин: Кстати говоря, извините, что касается зданий и сооружений. Это действительно беспрецедентная вещь. И я как выпускник юридического факультета Петербургского университета могу вам сказать, и любой юрист вам скажет, – право собственности состоит из трех элементов: право владения, использования и распоряжения.

Американская сторона лишила Российское государство пользоваться нашим имуществом – это явное нарушение имущественных прав российской стороны. Поэтому для начала дам поручение МИДу обратиться в суд. Посмотрим, как эффективно работает хваленная американская судебная система.

Вопрос: Возвращаюсь к теме КНДР, какова Ваша позиция? В последнее время складывается впечатление, что ни переговоры (дипломатический процесс), ни угрозы, ни санкции не срабатывают. Как можно решить проблему КНДР?

В.Путин: Самый простой вопрос на сегодняшний день.

Я с коллегами в приватном порядке разговаривал, но не считаю нужным здесь что-то скрывать. Повторю то, что говорил в частных и в официальных беседах, и, собственно, то, что должно быть у всех на слуху и для любого здравомыслящего человека должно быть понятным.

Все хорошо помнят, что произошло с Ираком и Саддамом Хусейном. Хусейн отказался от производства оружия массового уничтожения, тем не менее под предлогом поиска этого оружия был уничтожен и сам Саддам Хусейн, и члены его семьи при соответствующей известной военной операции.

Там даже дети погибли, его внука, по-моему, застрелили. Страна разрушена, и Саддам Хусейн повешен. Послушайте, это же все знают, это все помнят. И в Северной Корее это хорошо знают и помнят. И вы думаете, что в силу принятия каких-то санкций Северная Корея откажется от того курса, который она взяла на создание оружия массового уничтожения?

Россия осуждает эти упражнения со стороны Северной Кореи, мы считаем, что они носят провокационный характер. Но забывать про то, что я только что сказал применительно к Ираку, а затем к Ливии мы тоже не можем. И уж северокорейцы точно не забудут.

А использование санкций любого рода в данном случае уже является бесполезным и неэффективным. Да они, как я вчера сказал одному из своих коллег, траву будут есть, но не откажутся от этой программы, если не будут чувствовать себя в безопасности.

А что может обеспечить безопасность? Восстановление международного права. Нужно вести дело к диалогу между всеми заинтересованными сторонами. Нужно, чтобы у всех участников этого процесса, в том числе у Северной Кореи, не было никаких соображений, которые были бы связаны с угрозой их уничтожения, а наоборот, чтобы все стороны конфликта встали на путь сотрудничества.

В этих условиях и в этой ситуации нагнетание военной истерии совершенно бессмысленно, это абсолютно тупиковый путь. Потом ведь у Северной Кореи есть не только ракеты средней дальности, мы убедились в этом, что они есть, есть не только ядерный заряд, мы знаем, что он есть в руках Северной Кореи, но там есть еще и дальнобойная артиллерия и системы залпового огня до 60 километров дальности.

Против этих систем оружия вообще бессмысленно применение противоракетной техники. В мире сегодня не существует средств противодействия дальнобойной артиллерии или системам залпового огня. А потом их разместить можно так, что их и найти-то практически невозможно.

В этих условиях нагнетание военной истерии до хорошего не доведет, это все может привести к глобальной планетарной катастрофе и в огромному количеству человеческих жертв.

Никакого другого пути, кроме мирного, дипломатического способа решения северо-корейской ядерной проблемы не существует.

Вопрос: У меня как раз вопрос в продолжение темы Северной Кореи. США заявили о том, что они хотят ужесточения санкций, и хотели бы, чтобы Россия тоже присоединилась к этому. Как можно оценивать такие заявления на фоне того, что недавно принят известный санкционный закон, где Россия фигурирует в одном списке с той же КНДР и Ираном?

В.Путин: Да. Это, конечно, нелепо, как минимум, нелепо ставить нас в один список с Северной Кореей, а потом просить помочь в санкционных упражнениях против Северной Кореи. Но это делают люди, которые путают Австрию с Австралией, а потом идут к своему Президенту и говорят: «Теперь давайте, уговорите Россию, чтобы они с нами ужесточали санкции».

Дело даже не в этом, мы не собираемся дуть губы, обижаться на кого-то и хихикать на этот счет. Наша позиция по данному вопросу, собственно, так же как и по практически всем остальным вопросам, носит принципиальный характер.

Дело не в том, что нас с Северной Кореей поставили в один список, хотя это совершенно глупо, просто нелепо, но дело совершенно в другом. Я уже сказал, почему считаю (и МИД наш уже об этом сказал), что санкционный режим уже подошел к своей черте, он совершенно неэффективен.

Но дело еще и в гуманитарной стороне этого вопроса. Ведь как бы мы ни воздействовали на Северную Корею, курс руководства Северной Кореи не изменится, а страдания миллионов людей могут быть многократно увеличены.

Что касается России, то здесь вообще не о чем говорить. Просто не о чем говорить. Почему? Потому что у нас почти нулевой товарооборот. Я сейчас уточнял у Министра энергетики, у нас 40 тысяч тонн поставки нефти и нефтепродуктов по кварталу.

Напоминаю, что Россия экспортирует свыше 400 миллионов тонн нефти и нефтепродуктов на мировой рынок, 40 тысяч в квартал – это ноль. Причем ни одна наша крупная вертикально интегрированная компания вообще никаких поставок не осуществляет. Ноль! Это первое.

Второе – рабочая сила из Северной Кореи. Да, где-то у нас работает около 30 тысяч человек. Это о чем-то говорит? Это, считайте, тоже ноль. Нам что, нужно оставить этих людей без средств к существованию? Да и Дальний Восток России нуждается в рабочих руках. Просто не о чем даже говорить. Поэтому меры санкционного воздействия, как МИД заявил, исчерпаны.

Мы, конечно, готовы обсуждать какие-то детали, это все надо продумать, разумеется. Будем работать. Мы же солидарно работаем со всеми участниками этого процесса, мы является, по сути, одними из авторов, во всяком случае в ходе согласования так можно, точно совершенно, сказать, той резолюции, которая была принята и действует, и мы полностью ее соблюдаем.

Вопрос: Вопрос о Восточной Украине. В последнее время официальным Киевом активно вбрасывается информация, что, мол, на востоке Украины очень нужны миротворцы ООН. И Порошенко часто об этом говорит, и даже существует план, что если Россия заблокирует это в Совете Безопасности, то можно это решение протащить через Генассамблею ООН, которая, кстати, совсем скоро открывается. Ваше отношение к этой идее, и насколько это вообще осуществимо и нужно ли это?

В.Путин: Через Генассамблею это невозможно сделать, потому что миротворцы ООН не могут функционировать иначе, кроме как по решению Совета Безопасности. Но дело даже не в этом.

Вы говорите о том, что кто-то хочет что-то протащить. На самом деле ничего плохого здесь не вижу. Я ведь уже многократно говорил о том, что поддерживаю идею вооружения миссии ОБСЕ, но сама организация ОБСЕ отказывается от вооружения своих сотрудников, поскольку не имеет ни соответствующего персонала, ни опыта подобной работы.

В этом контексте наличие миротворцев ООН, даже, можно сказать, не миротворцев, а тех людей, которые обеспечивают безопасность миссии ОБСЕ, считаю вполне уместным и не вижу здесь ничего плохого, наоборот, считаю, что это пошло бы на пользу решению проблемы на юго-востоке Украины. Но, разумеется, речь может идти только о функции обеспечения безопасности сотрудников ОБСЕ. Это первое.

Второе. Эти силы должны находиться в этой связи на линии разграничения и ни на каких других территориях.

Третье. Решение этого вопроса должно состояться не иначе, как после разведения сторон и отвода тяжелой техники. И это не может быть решено без прямого контакта с представителями самопровозглашенных республик – ДНР и ЛНР.

Считаю, если все это сделать, то точно пойдет, на мой взгляд, на пользу решения проблемы на юго-востоке Украины. Будем считать, что это поручение Министерству иностранных дел внести соответствующую резолюцию в Совет Безопасности.

Вопрос: Продолжая тему Украины. В последнее время из Вашингтона все чаще приходят новости о дискуссиях по поводу предоставления летального оружия Украине. Насколько серьезно Вы это воспринимаете? И если, действительно, такое решение будет принято, какие могут быть последствия?

В.Путин: Это суверенное решение Соединенных Штатов, кому продавать оружие или поставлять бесплатно, и той страны, которая является реципиентом этой помощи, мы на этот процесс повлиять никак не сможем. Но есть общие международные правила и подходы: поставка оружия в зону конфликта не идет на пользу умиротворению, а только усугубляет ситуацию.

Если это произойдет в данном случае, то принципиально это действие, это решение ситуацию не изменит. Оно вообще никак не повлияет на изменение ситуации. Но количество жертв, безусловно, может увеличиться. Но хочу подчеркнуть, чтобы всем было понятно, ничего не поменяется. Количество жертв может быть увеличено, и это прискорбно.

Есть еще один момент, на который следует обратить внимание тем, кто вынашивает подобные идеи: он заключается в том, что у самопровозглашенных республик достаточно оружия, в том числе захваченного у противоборствующей стороны, у националистических батальонов и так далее.

И если американское оружие будет поступать в зону конфликта, трудно сказать, как будут реагировать провозглашенные республики. Может быть, они направят имеющееся у них оружие в другие зоны конфликта, которые чувствительны для тех, кто создает проблемы для них.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! Сирийская армия при поддержке ВКС России почти отбила у боевиков ИГИЛ город Дейр-эз-Зор. Скажите, означает ли сейчас новый этап на карте Сирии, что угроза ИГИЛ в этой стране миновала, не вернется, что самые трудные времена для сирийцев позади? И как Вам кажется, что необходимо сделать сирийцам в ближайшее время?

В.Путин: Что касается терроризма вообще – это сложная мировая проблема. Она касается не только Сирии, но и многих других стран региона, и не только этого региона. И главная проблема в этой связи заключается в том, что постоянная подпитка радикальных группировок идет за счет нищеты и низкого уровня образования – вот питательная среда для радикализма и терроризма.

Поэтому мы и собираемся, скажем, на таких мероприятиях как саммит БРИКС, «двадцатка» как раз в том числе, и для решения этих глобальных проблем, для того чтобы ликвидировать эти первоисточники угрозы роста терроризма и радикализма.

Что касается Сирии и военных операций. Да, действительно там ситуация развивается в пользу правительственных войск. Вы знаете, что территории, подконтрольные правительственным войскам, увеличились в разы за последние года полтора-два, и этот процесс нарастает.

Можно ли сказать, что с ИГИЛ, «Джабхат ан-Нусра» и прочими терформированиями покончено навсегда? Наверное, пока об этом рано говорить, но то, что ситуация кардинально меняется на территории Сирии – это очевидный факт.

Надеюсь, что партнерами будет доведена до конца операция в Ираке. Дейр-эз-Зор – это, по сути, не политический, а военный опорный пункт всей радикальной оппозиции, радикальной в самом плохом смысле этого слова, игиловской оппозиции.

И как только операция в Дейр-эз-Зоре будет завершена, это будет означать, что террористы понесли очень серьезное поражение, а правительственные силы и правительство Ассада получило неоспоримые преимущества.

Нужно будет сделать следующий шаг в укреплении режима прекращения огня, в укреплении зон деэскалации и наладить политический процесс. На фоне этого политического процесса приступить к восстановлению экономики и социальной сферы. Огромная работа. И без помощи международного сообщества сирийским властям будет трудно решать стоящие перед ними задачи.

Кстати говоря, и в ходе бесед на этом саммите, в кулуарах, на двусторонних встречах мы тоже с коллегами говорили об этом. Практически все мои коллеги с этим согласны и готовы в той или иной степени внести свой вклад, во всяком случае, в улучшение гуманитарной ситуации в Сирии.

Вопрос: По внутрироссийской тематике, если позволите. Вы еще не давали оценку ситуации вокруг режиссера Серебренникова…

В.Путин: У нас много режиссеров, я по каждому не могу.

Вопрос: Под домашним арестом он сейчас находится.

Общественное мнение разделилось: кто-то говорит, что перед расследованием все равны; кто-то говорит, что, наоборот, это давление на культуру и приводит в пример Михалкова, который тоже получает государственные средства, но против него обвинений никаких нет. В связи с этим интересно Ваше мнение по поводу этой ситуации.

В.Путин: Послушайте, у нас в сфере культуры так же, как и в других областях, правоохранительные органы постоянно занимаются контролем за расходованием государственных средств. У нас, насколько помню, может быть, что-то изменилось, замдиректора Эрмитажа под следствием находится, замминистра культуры находится под следствием. И что, теперь всех нужно освободить в силу того, что они работают в сфере культуры? Это же, наверное, странно было бы, правда?

Серебренников получал государственные средства. Это говорит о том, что никакой цензуры, никакого давления, ничего не было, просто не давали бы ему государственных денег, вот и дело с концом, если бы хотели ограничить его творческую деятельность. Причем здесь творческая деятельность?

Да, я знаю, по-разному относятся к творчеству разных людей, в том числе к творчеству Серебренникова. Но это вкусовые вещи: кому-то нравится, кому-то не нравится. Но если власть финансирует, значит, она относится как минимум нейтрально, и дает возможность художнику творить, работать, вот и все.

Вопрос со стороны следствия только в законности расходования бюджетных средств, и это не маленькие деньги. Если вы посмотрите финансирование: по линии Правительства – это где-то 300 миллионов, а по линии московского правительства где-то 700 миллионов за два-три года, под миллиард. Это приличные деньги.

И если посмотреть на других наших режиссеров, представителей и деятелей культуры, Михалкова вспомнили, если следственные органы, контролирующие организации увидят, что кто-то нарушает действующее законодательство, и к ним будут применяться аналогичные методы работы, и они будут призываться к ответственности.

Но к Михалкову пока не было никаких претензий, несмотря на то, что контролирующие организации работают по проверке всех средств, получаемых всеми, практически без исключения, деятелями искусства, которые получают их из казны. Проверки осуществляются постоянно. Если по Михалкову будут какие-то данные, и его будут проверять. Но пока этого просто нет.

К Серебренникову со стороны власти нет никаких вопросов, кроме одного: соблюдение закона в использовании бюджетных денег. Вот и все. Несмотря на то, что он находится под домашним арестом, это не значит, что он в чем-то виноват.

Виноват он или нет, может определить только суд. Надеюсь, что следственные органы будут работать быстро и как можно быстрее закончат свою работу. А что будет дальше – посмотрим.

Вопрос: Добрый день, Владимир Владимирович! В мае этого года здесь же, в Китае, я задавал Вам вопрос: не пришло ли время объявить о Вашем участии или неучастии в президентской кампании следующего года? Прошло четыре месяца. Вы сказали тогда: «Нет». Не пора ли сказать: «Да»?

В.Путин: Послушайте, я уже говорил и могу сказать еще раз, – это важно, то, что я сейчас скажу.

У нас как только предвыборную кампанию объявляют, сразу все перестают работать. Это я знаю не понаслышке, потому что сразу начинают думать о том, что будет после выборов, кто где будет работать и так далее.

Работать надо сейчас и каждому на своем месте активно, не ослабляя внимание к порученному участку работы ни на секунду. Поэтому в предусмотренное законом время те, кто хотят принимать участие в следующих президентских выборах Российской Федерации, уверен, об этом скажут.

Вопрос: Раз уж мы в Китае, хочется спросить про китайский мегапроект – новый Шелковый путь, – по крайней мере в его железнодорожной части, потому что есть там автомобильная и морская.

Все страны, буквально не только в Европе, но и по ту сторону океана, хотят присоединиться к этому проекту. До сих пор не понятно, как будет проложен этот маршрут, где выйдет эта ветка из Китая, пойдет ли она дальше через Россию, или через Азербайджан–Турцию, или через Белоруссию. Но, самое главное, складывается впечатление, что китайские партнеры как-то не очень и хотели бы прокладывать эту ветку через территорию России.

В.Путин: Нет, это не так. Ведь и наши специальные ведомства и компании, и китайские, и партнеры из других стран изучаю этот вопрос.

Вы сказали, есть автомобильный, есть и морской путь, – это так и есть. Смотрите, автомобильная дорога по Казахстану уже практически проложена. Мы должны догнать по срокам свою часть работы. Из Китая тоже дорога идет.

Что касается железнодорожных маршрутов, то здесь существуют разные варианты для Китая: и через Казахстан, а потом уйти восточнее и южнее на Иран, возможно, через территорию Российской Федерации.

Вы знаете о том, что Китай планирует участие в строительстве высокоскоростной железной дороги Москва–Казань. Мы обсуждали еще в Москве в ходе предыдущего визита Председателя КНР возможность строительства высокоскоростной пассажирско-грузовой железной дороги через Российскую Федерацию.

Если этот проект будет осуществлен, то это сделает возможным движение поездов со скоростью где-то под 200 километров в час, грузовых – чуть помедленнее, но это значит, что за три-четыре дня, трое-четверо суток груз будет доставляться из Азии, из Китая, скажем, в Германию.

Это очень интересные, перспективные, но требующие отдельной проработки проекты. Поэтому здесь нет ничего такого, что нужно было бы скрывать от общественности, но все это требует дополнительного экспертного изучения, технико-экономического обоснования.

Мы активно обсуждаем и, как вы знаете, совместную работу по Северному морскому пути. Все это вписывается в наши общие программы, здесь нет вообще никаких противоречий. Мы изучаем и реализуем и другие маршруты, скажем, Север-Юг.

Мы с Премьер-министром Индии констатировали, что первые партии контейнеров из Мумбаи через Иран, через Азербайджан дошли уже до Санкт-Петербурга и назад. Это все изучается в практическом плане. Мы работаем над этим всем. Это в ежедневном режиме. Что будет наиболее эффективным – посмотрим в ходе предварительных тестовых испытаний и выберем оптимальные решения.

Вопрос: Хотелось бы в продолжение вопроса про отношения с США уточнить: за тот период, который уже прошел с избрания Президента Дональда Трампа, с того момента, как Вы с ним общались, все это развивается по спирали эскалации, о чем говорит наша сторона, Вы еще не разочаровались в Трампе?

И учитываете ли Вы, об этом говорил недавно представитель МИДа в том числе, что не всякий глава администрации США досиживает до своего срока, определенного ему при избрании? Учитываете ли Вы шансы на импичмент Трампу в своем анализе, как Вы выстраиваете отношения с США?

И можно еще один вопрос по внутренней повестке? Она, кстати внутри-внешняя. Из-за ситуации конфликта в Мьянме возникла дискуссия с федеральной властью и Рамзаном Кадыровым, который сказал, что если его не устроит позиция России по Мьянме, то он будет против России.

Как Вы считаете, высшее должностное лицо имеет право занимать позицию, отличную от позиции федеральной власти во внешней политике, или это высшее должностное лицо уже должно уходить?

В.Путин: Начну с последнего.

Что касается ситуации в Мьянме, мне кажется, это должно было быть сделано после двусторонней встрече с Президентом Египта, пресс-служба должна была выпустить соответствующее заявление по поводу нашей совместной с Египтом оценке происходящих событий. Мы против любого насилия и призываем власть этой страны взять ситуацию под контроль.

Что касается мнений граждан России по поводу внешней политики Российского государства, то каждый человек имеет право на собственное мнение вне зависимости от его должностного положения.

Что касается руководителей регионов, это тоже в полном объеме их касается. Но, уверяю вас, здесь никакого фронта со стороны руководство Чечни нет. Прошу всех успокоиться, все в порядке.

И теперь по поводу Президента Соединенных Штатов. Полагаю, что абсолютно некорректным было бы с нашей стороны обсуждать возможности развития внутриполитической ситуации в самих США. Это не наше дело, это дело самих Соединенных Штатов.

Что касается разочарования или не разочарования – ваш вопрос звучит очень наивно. Он же не невеста мне, я ему тоже не невеста, не жених, мы занимаемся государственной деятельностью, у каждой страны есть свои интересы. Трамп в своей деятельности руководствуется национальными интересами своей страны, я – свой.

Очень рассчитываю на то, что нам удастся, так же как и говорил действующий Президент Соединенных Штатов, находить какие-то компромиссы при решении двусторонних и международных проблем для того, чтобы они решались в интересах как американского, так и российского народа, решались в интересах многих других стран, имея в виду нашу особую ответственность для международной безопасности.

Вопрос: Простите, я про выборы опять, но не про Вашу кандидатуру, а про другие возможные кандидатуры. Появилась информация, что Вашим конкурентом может стать женщина и…

В.Путин: Первый раз слышу.

Вопрос: Со своей кандидатурой может выступить Ксения Собчак.

В.Путин: Ради бога.

Вопрос: Известно, что ее отец много сделал для Вас, что Вы ему по-человечески благодарны. Как Вы к ней отнесетесь? Или Вы считаете, что есть лучшие кандидатуры среди тех же женщин, например, та же Набиуллина или Голикова.

В.Путин: Знаете, не я должен определять, кто лучше для российского народа в качестве главы государства. В конечном итоге это определяется на выборах. Но каждый человек в соответствии с действующим законом, если он выдерживает требования закона, имеет право выставить свою кандидатуру в рамках, повторяю, действующего закона. И Ксения Собчак не является здесь исключением.

Безусловно, я с большим уважением всегда относился и отношусь до сих пор к ее отцу, считаю, что он – выдающийся деятель современной российской истории, без всякого преувеличения говорю это, без всякой иронии. И он очень порядочный, человек, который сыграл в моей судьбе большую роль.

Но когда речь идет о том, чтобы баллотироваться в Президенты, то такие вещи личного характера не могут играть никакой существенной роли. Это будет зависеть от того, какую программу она предложит, если действительно будет баллотироваться, как она выстроит свою президентскую кампанию. От этого будет зависеть успех либо неудача в этом предприятии.

О том, что она собирается баллотироваться, я слышу первый раз. Уверен, что могут быть и другие кандидаты, наверняка, они будут.

Вопрос: Есть у нас еще один очень громкий и важный процесс – это «Роснефть» против АФК «Система». «Роснефть» в своем обвинении заявляет, что «Система» практически украла, вывела активы и деньги из «Башнефти». Согласны ли Вы с этой позицией?

Обращалась ли одна из сторон – ответчик или истец – к Вам за встречей, за консультацией по этой проблеме? И видите ли Вы возможность мирового соглашения между ними? Потому что оппоненты, которые от «Системы», говорят, что это как бы ухудшает инвестклимат в России. Хотелось бы услышать Вашу позицию по этому поводу.

В.Путин: Я встречался и с руководителем «Роснефти», и с руководителем «Системы» (и с Евтушенковым, и с Сечиным) именно по этому вопросу, выслушал позицию и того, и другого.

Думаю, было бы неправильно, если бы я сейчас публично заявил о своем отношении к этому делу, но очень рассчитываю на то, что им удастся достичь мирового соглашения. И думаю, это было бы на пользу как обеим компаниям, так и российской экономике в целом.

Как это будет развиваться дальше, на сто процентов сказать не могу, потому что никаких прямых указаний никому по этому поводу я не давал и, считаю, их давать нецелесообразно.

Всего вам доброго. Спасибо большое.

Источник: Официальный сайт Кремля

Новости по теме

Оставить комментарий