В верхушке КПРФ началась грызня за власть над партией

Дата публикации: 23 апреля 2019 года в 09:38.
Категория: Политика.

Сегодня обострилась внутрипартийная борьба в одной из крупнейших и старейших политических организаций России — КПРФ. Причина проста: все отчетливее становятся планы председателя ЦК Геннадия Зюганова отстраниться от дел. И хотя сам Зюганов публично говорит «не дождетесь», Юрий Афонин и другие молодые представители партии в кулуарах уже давно рассуждают о подготовке к транзиту власти внутри КПРФ. И можно уверенно предполагать, что на следующие выборы в Госдуму компартию поведет другой человек.

Как сообщает «Московский Комсомолец», сейчас вопрос о лидерстве в КПРФ чрезвычайно обострился и уже грозит перерасти в полноценную конфронтацию внутрипартийных группировок. В настоящий момент сразу несколько таких рассчитывают захватить власть в компартии. И если молодая часть планирует в основном захват мест в региональных парламентах, а также амбициозно метит в губернаторские кресла, то старожилы непременно хотят занять место самого Зюганова. Посмотрим, какие у них перспективы.

Контроль Зюганова над КПРФ опирается на своеобразный триумвират, в который помимо него самого входят первый зампред Госдумы Иван Мельников и глава Комитета по аграрным вопросам Государственной думы Владимир Кашин. Эти три человека на деле управляют компартией и полны желания пролонгировать свое доминирующее положение в ней. Как? С помощью идеи об обеспечении мягкого транзита власти в партии. Мельников и Кашин в силу возраста и отсутствия харизмы возглавлять партию не хотят и не могут, но намерены сохранить свое влияние и в случае формального ухода Геннадия Андреевича. Для них удобным преемником был бы внук нынешнего председателя ЦК — руководитель фракции КПРФ в Мосгордуме Леонид Зюганов. Таким образом, у руля партии останется Зюганов, только другой. Избирателям даже запоминать новую фамилию не потребуется, так что привычно пойдут голосовать за Зюганова, вникать, что «король»-то другой, никто особо и не станет. При этом старшие товарищи, включая деда, продолжат на деле управлять партийным механизмом — и КПРФ останется в прежнем виде, никакого обновления и даже ребрендинга не произойдет.

А еще Геннадий Зюганов хочет напоследок заработать, интегрировав в партию офшорного предпринимателя, экс-кандидата в президенты Павла Грудинина. И, думаю, не ошибемся, если предположим, что за большие деньги. Вот тут-то и выходит на сцену вторая группировка, претендующая на власть в рядах КПРФ: Грудинин и его камарилья. Здесь же и журналист Максим Шевченко, и политмаргинал Сергей Удальцов, и молодое дарование из Хакасии губернатор Валентин Коновалов. К ним по касательной примыкает «главный партийный аналитик» — секретарь ЦК Сергей Обухов.

По касательной, но попадает в орбиту Грудинина и бывший лидер зюгановского комсомола — депутат Госдумы Юрий Афонин. Но его вполне можно выделить в отдельного игрока в коммунистической схватке под ковром. Он пытается играть самостоятельную роль, но обделен и деньгами, и ресурсами. Зато он тот, кого пускают на все телеканалы и кто может оттуда транслировать идеи КПРФ. Однако Афонину приходится лавировать между внутрипартийными группами.

Еще одна группировка — сибирская, сформирована по географическому принципу. Ее образовали мэр Новосибирска Анатолий Локоть и губернатор Иркутской области Сергей Левченко. Это люди с ресурсами. За Локотем почти двухмиллионный Новосибирск — один из крупнейших и богатейших городов страны. Левченко представляет Иркутскую область, где проживает почти 2,5 миллиона человек (из них почти 2 миллиона в городах). Излишне напоминать о том, что восточносибирский регион богат природными ресурсами.

За Локотем и Левченко стоят воротилы сибирского бизнеса, в том числе лесопромышленники. Оба этих политика способны аккумулировать значительную сумму средств для наполнения партийного бюджета, пусть и меньшую, чем Грудинин. Но в перспективы «клубничного короля» сибиряки не верят, поэтому конкурировать с ним не спешат. Здесь стоит отметить, что для того, чтобы реально побороться за кресло Зюганова, обоим кандидатам нужно сначала решить свои собственные проблемы. Анатолию Локотю давно многие не верят, потому что пакт Локоть–Травников вышел за пределы региона и совсем не порадовал руководство в Москве. И деньги могут не спасти подмоченную репутацию — политический опыт неудачно превратился в отрицательный бэкграунд.

Последним в списке претендентов на зюгановское наследство идет депутат Госдумы, первый секретарь Московского горкома КПРФ Валерий Рашкин. Он имеет определенное влияние на ряд секретарей партийных комитетов, но по большому счету является слабой фигурой, наподобие того же Афонина, хоть и мнит себя будущим лидером КПРФ.

В результате сейчас в КПРФ происходит столкновение групповых интересов. Каждая группировка претендует на монопольное лидерство и имеет свой взгляд на будущее партии. А Геннадия Зюганова начинают «грызть» со всех сторон. И здесь следует понимать, что такая борьба может в том числе и сломать игру, которая намечается на ближайших выборах. КПРФ готовит армию кандидатов. В каждом регионе — свой.

Юрий Афонин раскрыл все карты на пресс-конференции, и выяснилось, что хоть кандидаты и на любой вкус, но вот цвет-то у всех одинаковый — партийный, красный. От оренбургских коммунистов, где только что сняли Берга, который благополучно разваливал несколько лет область, пойдет Максим Амелин — весьма интересный субъект, так как последние годы был спонсором компартии. Оренбургская область уже не тот «красный» регион, которым был ранее, и выдвижение Амелина ставит под вопрос актуальность тренда на объединение оппозиции. Да, рейтинг Амелина далек от высоких цифр, но интриги он все же добавил.

Еще одним регионом, где коммунисты захотели сэкономить силы, оказался Санкт-Петербург. И, по всей видимости, здесь просто решили провести кампанию в режиме «без шансов». На роль соответствующего «кандидата без шансов» отправили известного режиссера Владимира Бортко.

Молодых в компартии тоже решили использовать — и бросить на амбразуру самых хайповых из них. Вот и появилась фигура выжившего на прожиточный минимум Николая Бондаренко, который вдруг пойдет на выборы в Волгоградской области. Но фигуру Бондаренко на этот раз там же и «похоронят» — этот, считай «проклятый», регион молодой коммунистер-хайповщик не потянет, это не ролики в Инстаграме снимать, а депрессивную область из болота вытаскивать.

В итоге ярких и интересных фигур не оказалось ни в преемниках Зюганова, ни в кандидатурах на посты региональные. Зато нашлось немало поводов для подготовки и запуска волны компроматов на саму партию и на партийцев. Соцсетями не ограничиваются, информацию явно пытаются донести до Кремля. Но на Старой площади не принимают решения о судьбе КПРФ, это глубоко внутрипартийное дело. Поэтому эффект от таких доносов нулевой.

В любом случае абсолютно все альтернативные группировки, претендующие на контроль в КПРФ, едины в своем желании вывести из игры Зюганова до 2020 года, чтобы в 2021 году, в период думских выборов, партию возглавлял их человек. Есть ли у них шанс? Скорее имеет смысл ставить вопрос: а есть ли вообще шанс у КПРФ?

Сама компартия, конечно, никуда не исчезнет. Но сильно сдаст. Речь и о лицах, и об идеологическом подходе. Сейчас появляются новые проекты левого популистского толка. Они как про ностальгию по СССР без коммунистической идеологии как таковой, так и про «сильную руку» — что скорее даже не про коммунистов, а про большевиков, про новую левую альтернативную повестку социальной справедливости.

КПРФ же со своими договоренностями с властью, разменявшаяся на тройку своих губернаторов и на какие-то возможности увеличения партийной кассы, останется сбитым летчиком. История 25 лет КПРФ в России органическим образом подходит к концу.

Новости по теме

Оставить комментарий